Птолемеевский Египет – сокровищница античной культуры (часть IV) - history-thema.com История - от древности до наших дней
кто не знает прошлого - не оценит настоящего ⌚who do not know the past - will not be able to evaluate the present
Главная » Древние цивилизации » Птолемеевский Египет – сокровищница античной культуры (часть IV)

Птолемеевский Египет – сокровищница античной культуры (часть IV)

Время правления Птолемея II и Птолемея III было периодом наивысшего расцвета Эллинистического Египта, который поражал своим великолепием и грандиозностью построек посещавших его современников. Столица его – Александрия, была на то время крупнейшим городом античного мира. По своей планировке она как город, возведенный по специальному плану, а не возникший стихийно из разрастающихся ранних поселений, сильно отличалась от большинства городов древности. Ее строительство началось еще прикаким был эллинистический египет Александре Македонском по проекту архитекторов Дейнократа с острова Родос и Сострата из греческой колонии Книд в Малой Азии. Античная Александрия имела широкие прямые улицы, под прямыми углами пересекавшиеся. Самая протяженная из них, на которой располагались Мусейон и гробница Александра, имела длину шесть километров. Она соединяла два противоположных входа в город: Ворота Луны на юго-западе и Ворота Солнца на северо-востоке. Вымощенные улицы хорошо освещались по ночам. Город изобиловал роскошными парками, дворцами, театрами, ипподромами. При этом треть большого города была отведена под царскую резиденцию, где располагались дворцы Птолемеев и дома придворных, монаршей прислуги. В царской части находились свои места для проведения досуга: сады, зверинцы, бани и др. Большой район города на северо-востоке занимали дома переселенцев из Иудеи, которые, сохраняя свое вероисповедание, сильно перенимали общую эллинскую культуру. Практика назначения на должности центрального государственного аппарата только греков и македонян постепенно уходила в прошлое: царям нужны были слуги, хорошо знающие культуру и менталитет большинства населения Египта и соседних стран. Чиновниками, в том числе номархами – наместниками областей – номов, на которые для удобства управления подразделялась территория страны, становились также показавшие высокие управленческие качества иудеи и воспринявшие эллинскую культуру коренные египтяне. Высшим чиновником, как бы «первым министром», являлся диойкет, по сути, второе лицо в государстве после самого царя, хотя в непосредственные его обязанности входило обычно только управление хоязйственными и финансовыми делами: царской казной, налогами и сборами, государственными доходами и расходами, экономическими ресурсами страны.

какой была в древности александрия египетская

План-схема античной Александрии Египетской

Все города и прочие населенные пункты, кроме трех: самой Александрии, Навкратиса и Птолемаиды, составляли хору, то есть, «страну», общую территорию. Хора не имела самоуправления: ею управляли царские чиновники, высшими из которых были руководители номов. Номархи поначалу заведовали основными местными делами в своих номах, а контролировал их деятельность и также заведовал местным воинским контингентом стратег. Постепенно же стратегам передавалось все больше прямых управленческих полномочий в номах, тогда как роль номархов все больше сводилась только к высшему руководству сельскохозяйственными работами. Номы подразделялись на более мелкие административные единицы – топархии во главе с топархами, а топархии – на еще более мелкие комы. Непосредственное руководство хозяйственными и финансовыми делами в номе осуществлял эконом, деятельность которого регулярно проверял специальный контролер. Доходы от земли нома, налоговые поступления от его населения стекались в местное казнохранилище – трапезу, возглавляемую трапезитом. Трапеза служила и своего рода местным банком или биржей, на которой можно было совершать различные финансовые операции. При трапезе находилось государственное зернохранилище, куда складывался выращенный на заливных полях нома урожай – тесавр, которым заведовал ситолог. Делопроизводство во всем номе вел специально назначаемый секретарь, в топархиях и комах – соответственно секретари младшего ранга. Формально все эти служащие назначиались самим царем, но, как правило, они выдвигались на свои должности диойкетом.  

Три города, не входившие в хору, – полисы, обладали определенным самоуправлением, восходящим к общинным традициям Древней Греции. Номархи, стратеги и другие чиновники хоры не имели никакой власти над полисами, так как те не относились к номам и были самостоятельными административно-территориальными единицами. Все имевшее гражданские права население полиса составляло его городскую общину, которая делилась на филы – общины родственников, и демы – соседские общины. Гражданин полиса, таким образом, принадлежал по крови к одной из его фил, а по месту жительства – к одному из его демов. Филы и демы самостоятельно решали некоторые свои внутренние дела, их покровительство и давало их членам гражданские права. Городами Навкратис и Птолемаида руководили выбираемые их гражданами городские советы; выборными являлись и некоторые исполнительные должности. В Александрии, где находилась резиденция самого царя, городской совет отсутствовал, там, несмотря на определенное самоуправление фил и демов, больше значения имели царские чиновники. Александрия была населена людьми самых разных национальностей: составлявшими элиту греками и македонянами, чиновниками из представителей разных народов Восточного Средиземноморья и коренными египтянами, к которым относились простой люд и жрецы древних местных культов. В политическом управлении Александрией египтяне участия не принимали. Прочие жители Александрии, помимо фил и демов, объединялись еще в более крупные общественные единицы – политевмы, в каждую из которых входили граждане определенной национальности. Каждая политевма напрямую подчинялась царской администрации.

Существовало строгое общественно-правовое разграничение между населением страны разных категорий. Дела между гражданами полиса разбирались только в судах данного полиса, дела между жителями хоры – только в судах хоры. Греки и македоняне судились в своих коллегиях, египтяне – в своих. Но существовали и общие суды, созданные специально для разбора спорных дел между египтянами и представителями других национальностей.

После смерти Птолемея III ему наследовал его сын Птолемей IV. Наличие у египетских царей одного и того какие цари правили античным египтомже имени, конечно, не означало, что они носили его от рождения: просто по традиции царь, восходя на трон, принимал имя основателя династии, которое становилось его официальным, главным именем. До того как надеть корону или быть назначенным преемником предыдущего царя, будущий царь звался, вероятно, по имени, данном ему при рождении, которое затем, по крайней мере, в официальных записях, переставало употребляться. Одинаковое тронное имя, которое носили цари Египта, соответствовало древним египетским представлениям о том, что правитель страны не умирает, а будто бы перевоплощается в своего преемника – следующего правителя. Однако у каждого царя было еще по нескольку собственных сакральных имен наподобие титулов, которые употреблялись, по-видимому, в религиозных служениях. Еще египетские цари обычно наделялись – при жизни или после смерти, устойчивыми эпитетами, которыми именовали их античные поэты и писатели, отличая друг от друга. Так, Птолемей IV вошел в историю под эпитетом Филопатор – «Любящий отца».

Птолемей IV, в отличие от своих предшественников: отца, деда и прадеда, оказался царем, мало склонным к занятию государственными делами, в результате чего он быстро попал под влияние знатного александрийца Сосибия, который в прошлом занимал должность жреца обожествленных в Египте Александра Македонского и первых царей династии Птолемеев. Непомерно властолюбивый Сосибий, пользуясь тягой Птолемея IV к праздности и развлечениям, фактически превратил царя в свою марионетку. Зная, что это непременно вызовет протестные настроения среди членов царской фамилии, и вообще, эллинской элиты, придворный авантюрист начал устранение своих реальных и потенциальных противников с жестокостью и беспринципностью, прежде невиданными в до сих пор, в общем-то, вполне внутренне спокойном эллинистическом Египте. Под наущениями Сосибия Птолемей IV дал добро на тайное убийство собственных матери Береники II (дочери правителя Киренаики Магаса), младшего брата Мага и дяди Лисимаха. Также Сосибий, недовольный настойчивыми требованиями изгнанного из греческой Спарты и получившего убежище при александрийском дворе царя Клеомена III помочь тому восстановить свою власть в Спарте, попытался заключить Клеомена вместе со сторонниками под стражу. Оскорбленные спартанцы подняли мятеж, на который пытались подбить и александрийских македонян и греков, однако были окружены войсками Птолемея IV, после чего уцелевшие в уличных боях во главе с самим Клеоменом III покончили с собой. Сосибий, опасавшийся мести со стороны семей спартанцев, добился того, что были убиты также жены и дети участников мятежа.

В 219 – 217 гг. до н.э. Египет вновь воевал с державой Селевкидов, правитель которой Антиох III попытался взять реванш за поражения, нанесенные его отцу Селевку II отцом нынешнего египетского царя Птолемеем III. В эту войну в птолемеевской армии впервые было сформировано подразделение из обученных по эллинистический египет это что за странамакедонскому образцу коренных египтян. Большей частью война развивалась неблагоприятно для египетских сил, однако 22 июня 217 г. до н.э. в битве при палестинском городе Рафия (современный Рафах) войско Птолемея IV сумело наголову разбить войско Антиоха. Война завершилась подписанием договора о возврате обеих держав к прежним границам. По возвращении с войны Птолемей IV, желавший иметь наследника исключительно чистой царской крови, последовал примеру своего деда и женился на родной сестре Арсиное. Через некоторое время царственные муж и жена / брат и сестра были обожествлены приближенными к царскому двору жрецами, получив культовое имя Филопаторов.

Птолемей IV продолжал градостроительную политику своих предшественников. Строились преимущественно новые храмы. Однако царь в большей степени пытался подчеркнуть этим собственные богатство и могущество, чем заботился о практической выгоде для подвластной ему страны. При Птолемее IV начались первые существенные выступления недовольных ограниченностью своей политической правоспособности коренных египтян, прежде всего, принятых на военную службу. Античные авторы называют антиэллинское движение коренного населения «войной», однако другие источники не позволяют сделать заключение, что размах выступлений как-то значительно повлиял на повседневную внутреннюю обстановку в Египте. По-видимому, сопротивление коренных жителей носило характер локальных мятежей или партизанских действий.

Несмотря на некоторое ухудшение внутриполитической обстановки в правление Птолемея IV, Египет после окончания двухлетней войны с Антиохом III сумел избежать дальнейшего участия в терзавших тогда все остальное Средиземноморье тяжелых и кровавых войнах. На западе региона Рим воевал с Карфагеном, на Балканском полуострове –Македония – историческая родина Птолемеев, с греческими городами Этолийского союза, в Малой Азии – Антиох III и его двоюродный брат Ахей. Египет же принципиально придерживался нейтралитета в этих конфликтах, не выражая явственной симпатии никаким из сторон.

Птолемей IV умер в 203 г. до н.э., и формальным царем Египта стал его шестилетний сын Птолемей V, впоследствии получивший эпитет Эпифан («Явленный»). С одной стороны, фактически узурпировавшей власть придворной клике во главе с Сосибием и фаворитом Птолемея IV Агафоклом влиять на царя-ребенка было еще легче, чем на его ленивого и развращенного отца. С другой стороны, ребенок не мог самолично защитить снискавших всеобщую ненависть временщиков от гнева как простого народа, так и греко-македонской элиты. Упрочивая свое зашатавшееся положение, Сосибий и Агафокл составили подложное завещание, написанное якобы Птолемеем IV, в котором они назначались опекунами Птолемея V на время малолетства того. Им удалось организовать тайное убийство царицы-матери Арсинои, а затем удалить от двора или вовсе изгнать из Египта всех высокопоставленных эллинов, которые могли бы оспорить у них власть. Охранявшие царскую резиденцию войска были разосланы по разным концам страны, их заменили недавно набранные на Балканском полуострове новые воины-наемники, еще не успевшие установить в Александрии устойчивые внутренние связи. Практически сразу после этого уже престарелый Сосибий, предположительно, умер, Агафокл же, владевший искусством обворожения и однополой любви, совершенно не умел вести государственные дела. Ему не удалось предотвратить мятеж в армии, возглавленный Тлептолемом – стратегом  служившего плацдармом для комплектования войск на случай войны с государством Селевкидов укрепленного города Пелусий на крайнем востоке дельты Нила. Мятежные войска вошли в Александрию и захватили царскую резиденцию, при этом на сторону Тлептолема перешел сын Сосибия Сосибий Младший. Агафокл, его приспешники и родственники были отданы на растерзание разбушевавшейся черни. Кроме того, разъяренные египтяне сами ворвались в дом непосредственного руководителя убийства матери царя Арсинои Филаммона и убили его вместе с женой и сыном.

Ставший регентом при малолетнем Птолемее V Тлептолем, однако, оказался искусным полководцем, но совершенно не имел способностей к штатскому государственному управлению. Кроме того, грозный и мужественный на поле боя, он был очень мягок и уступчив по отношению к своим настоящим и мнимым друзьям, чем быстро стало пользоваться его придворное окружение. Вызванный неумелым и нерешительным правлением регента организационный и экономический упадок в государстве не мог не отразиться и на боеспособности египетских войск. Против Египта заключили союз Антиох III и царь Македонии Филипп V. Войска Филиппа вытеснили египетские гарнизоны почти из всех владений Птолемеев в Эгейском море и Малой Азии, а Антиох III в 202 – 200 гг. до н.э. захватил большинство египетских земель в Келесирии, в том числе те, которые Птолемеи стабильно контролировали еще при основателе своей династии, включая Иудею. Горечь военных поражений была «подслащена» завязавшимися в эти годы более почему эллинистический египет поддерживал тесные связи с древним римомтесными дружественными отношениями между Египтом и Римской республикой, которая, одержав победу над прежним гегемоном Западного Средиземноморья – Карфагеном, превратилась в новую могущественную державу региона. Римляне враждебно относились к врагу Египта Филиппу V, однако в дальней перспективе слишком сильное возвышение на Средиземном море одного государства тоже ничего хорошего не сулило постепенно начавшему терять свою прежнюю мощь эллинистическому царству Африки. Тлептолем пробыл регентом всего около года, и его на этой должности сменил близкий друг убитого Агафокла Аристомен, который, хотя изначально пользовался плохой репутацией как человек, приближенный к ненавистному всему населению Египта временщику, все же сумел привести внутренние дела страны в порядок. Установив доверительные отношения с юным царем, Аристомен, чтобы тот не превратился в идеологическое орудие в еще чьих-либо руках, инициировал в октябре 197 г. до н.э. объявление Птолемея V совершеннолетним, несмотря на то, что царю на тот момент было всего двенадцать лет. Вскоре было заключено мирное соглашение между Египтом и Антиохом III, который отказывался от дальнейшего завоевания земель, принадлещих Птолемеям. Птолемей V в 193 или 192 г. до н.э. женился на дочери Антиоха III Клеопатре.

Со временем Аристомену, который, несмотря на сначала формальное совершеннолетие, а затем и реальное взросление молодого царя, оставался первым приближенным того, стало изменять чувство меры. Старый вельможа смотрел на властителя Египта не как на своего повелителя, а как на несмышленого юнца, что в конце концов стало раздражать тоже властолюбивого монарха. Итог такой разновозрастной «дружбы» оказался для первого сановника печален: по наущению придворных врагов Аристомена Птолемей V обрушил на него опалу и приказал выпить яд. Однако, с раннего детства бывший лишь политической игрушкой в руках александрийских сановников, царь не смог взять бразды реального правления в свои руки. как птолемеевский египет стал приходить в упадокЕгипетская политика стала вершиться теперь прежде оппозиционной Аристомену придворной группировкой во главе с Поликратом. Поликрат пытался восстановить былую внешнеполитическую мощь Египта, сосредоточив усилия на новом витке противостояния с Селевкидской державой. Для этого первый вельможа пошел на еще более тесные соглашения с быстро набиравшим силу Римом, войска которого в 197 г. до н.э. разбили армию македонского царя Филиппа V, положив конец македонской гегемонии на Балканском полуострове, в 191 г. выбили из Греции вторгшиеся туда силы Антиоха III, а в следующем году разгромили селевкидскую армию у города Магнесии (современная турецкая Маниса) на западе Малой Азии. Римляне, однако, вели в основном свою собственную политику и, вынудив Антиоха III отказаться от селевкидских владений на значительной части Малой Азии, не требовали от него возвращения Египту территорий, отвоеванных у государства Птолемеев. Вернуть земли по восточному побережью Средиземного моря египтянам помешала смерть царя, последовавшая около 181 – 180 гг. до н.э.

При Птолемее V продолжались локальные выступления коренного населения Египта, требовавшего большей политической правоспособности, а также возобновились нубийские набеги на юг страны.

Когда Птолемей V умер, его старший сын Птолемей VI был еще мал, и первые годы после этого Египтом правила в качестве регента мать того Клеопатра I, дочь к тому времени тоже покойного Антиоха III. Правление Клеопатры характеризовалось внешним и внутренним спокойствием в стране. Царица-мать отказалась от планов реванша у державы Селевкидов, несмотря на то, что последняя была серьезно ослаблена поражением, понесенным от римлян. После смерти Клеопатры I фактическая власть в Египте, несмотря на формальное провозглашение полноправным правителем царя-подростка, оказалась в руках двух придворных сановников – бывших рабов родом с Востока, Евлея и Ленея. Те возобновили активную подготовку к реваншу у Селевкидов. Примечательно, что перед войной и Египет, и двор селевкидского царя Антиоха IV обратились за третейским судом к Риму: египтяне надеялись, что дружественная им Республика, как птолемеи боролись за властьармия которой владела самой совершенной по тому времени боевой тактикой, заставит Антиоха без боя вернуть бывшие владения Птолемеев в Келесирии, а селевкидский царь опасался, что могущественный Рим выступит в поддержку Египта. Однако римляне, дорожившие свободой своей политики и потому неохотно дававшие другим государствам тяжелые дипломатические гарантии, отказались от поддержки какой-либо из сторон. Египет с самого начала оказался в сложном положении: если двор Птолемея VI надеялся на римскую помощь, то Антиоху IV было достаточно римского нейтралитета.

В 170 г. до н.э. Евлей и Леней двинули египетские войска на находившуюся под селевкидским контролем Келесирию. Но Антиоху IV с мощной армией удалось перехватить их уже в пустыне на пути из Египта в Палестину. Наголову разбив египтян, селевкидские войска вступили непосредственно на африканскую как антиох чуть не завоевал египеттерриторию Египта: впервые со времен войн диадохов та подверглась вторжению с востока. Продвигаясь вверх по Нилу, армия Антиоха IV захватила древнюю столицу египетских фараонов Мемфис. Молодой царь в ужасе сел на корабль и бежал по морю далеко на остров Самофракия в Эгейском море, оставив в Александрии свою жену и сестру Клеопатру II и младшего брата. Однако при бегстве он был все-таки захвачен селевкидскими воинами и доставлен в ставку Антиоха IV, который, в силу династического родства (приходясь египетскому царю дядей по матери), принял его как почетного пленника. В Александрии же патриотично настроенные военные и горожане свергли Евлея и Ленея и, провозгласив царем младшего брата Птолемея VI 14-летнего Птолемея VIII, приготовились сражаться с Антиохом IV до конца. На переговорах с александрийцами Антиох IV добился разделения Египта на два государства: в одном из тех, со столицей в Мемфисе, должен был править подчиненный его воле Птолемей VI, в другом – со столицей в Александрии, Птолемей VIII. Разделенный надвое Египет не внушал селевкидскому царю опасений новыми попытками келесирийского реванша. В конце 169 г. до н.э. Антиох IV увел войска из Египта, оставив только гарнизон в Пелусии, который, ранее бывший плацдармом против его собственного царства, рассчитывал превратить уже в свой опорный пункт на случай, если египтяне будут вновь создавать угрозу его политике.

Последнее произошло очень скоро: практически сразу после ухода Антиоха IV в Азию. Сестра обоих царей и по совместительству жена Птолемея VI Клеопатра II убедила братьев примириться и начать совместное правление над единой страной. Птолемей VI вернулся в Александрию. Началась новая вербовка воинов-наемников в греческих городах за морем. Ответ экспансивного Антиоха IV тоже не заставил себя долго ждать: весной 168 г. до н.э. селевкидская армия вновь вступила в Египет. Одновременно селевкидский флот высадил десант на принадлежавшем Птолемеям Кипре и с ожесточенными боями захватил большой остров, подвергнув его разграблению. Вновь заняв Мемфис, Антиох IV оттуда неторопливо, будто смакуя охватившие египетскую столицу ужас и растерянность, двинулся на Александрию. Птолемей VI с наивным отчаянием отправил навстречу грозному азиатскому царю посольство, которое пыталось убедить Антиоха в том, что его старший племянник больше не нуждается в военной помощи Селевкидов. Антиох IV категорично требовал в обмен на увод армии из Египта признанием Кипра, Пелусия и части восточного устья Нила селевкидскими владениями. В это время неожиданно для Антиоха в Александрийском порту высадились римские подразделения. Вышедший навстречу уже занявшему александрийские пригороды селевкидскому царю римский военачальник Гай Попиллий Ленат вручил ему требование Сената – высшегокак римляне спасли египет от селевкидов органа власти в Риме, немедленно прекратить войну с Птолемеями. Затем Ленат совершил потрясший азиатов своей неслыханной дерзостью поступок: палкой начертив на земле вокруг себя и Антиоха IV круг, потребовал от грозного царя не выходить за черту, не дав окончательного ответа на предъявленный ультиматум. Антиох IV был потрясен и возмущен таким обхождением, но противодействовать быстро разраставшейся державе, все больше и больше расширявшей свои владения в Восточном Средиземноморье, не решился. Селевкидские войска покинули Египет и Кипр, единство государства Птолемеев было спасено, но ценой этому стало начавшееся все большее погружение его под влияние Рима.

В соответствии с древними египетскими традициями, юридически братья-соправители, будучи оба официально коронованными, считались одним лицом, и египетские документы того времени говорят о них в как египтом правили одновременно несколько царейединственном числе: «царь Птолемей». Наличие одновременно двух царей не укладывалось в религиозном сознании коренных египтян. Формальная «единосущность», однако, ничего не могла поделать против биологического различия двух разных людей, даже родных братьев. Между ними начались новые политические раздоры, разивавшиеся на фоне усилившихся в понесшей тяжелый экономический урон в ходе войны с Антиохом IV стране мятежей коренного населения, против которых высылались войска. Для предотвращения назревавшей гражданской войны в качестве третейских судей снова пришлось вмешиваться римлянам, которые постановили сделать Птолемея VI непосредственным правителем самого Египта и Кипра, а Птолемея VIII – Киренаики. Недовольный отстранением от власти в самых привлекательных частях государства, Птолемей VIII все-таки попытался в 154 г. до н.э. отобрать у брата Кипр, однако потерпел неудачу и был вынужден мириться с Птолемеем VI.

В 150 г. до н.э. Птолемей VI предпринял, наконец, попытку реванша на востоке, чтобы вернуть ранее принадлежавшие Птолемеям земли в Келесирии. Воспользовавшись войной селевкидского царя Деметрия I с самозванцем Александром Баласом, выдававшим себя за сына к тому времени уже покойного Антиоха IV, египетские войска успешно заняли земли по восточному побережью Средиземного моря и совместно с силами Баласа разбили армию Деметрия, сам селевкидский царь погиб. Но затем Александр Балас, воссевший на трон в селевкидской столице Антиохии, повел со вчерашним союзником войну. Это вынудило Птолемея VI искать союза уже с законным претендентом на селевкидский трон Деметрием II, сыном Деметрия I. Совместными усилиями войска Деметрия II и египтяне разбили Александра Баласа, но в последнем – решительном, сражении на реке Энопоре Птолемей VI получил тяжелое ранение, от которого через несколько дней скончался. Египетское войско, состоявшее в основном из греческих наемников, частью перешло на службу к Деметрию, частью вернулось в Египет, таким образом, все успешные завоевания Птолемея в Келесирии были потеряны без боя: Деметрий II восстановил там селевкидское правление.

После смерти Птолемея VI правивший в Киренаике Птолемей VIII восстановил свою власть над Египтом и Кипром, женившись на своей сестре и вдове брата Клеопатре II, по некоторым данным, прямо во время свадебных торжеств убив на ее глазах ее же малолетнего сына, своего племянника Птолемея VII (на основе этой версии у современных историков и принято рассматривать его как седьмого, а не восьмого, по счету эллинского царя Египта). Хотя сведений о личности того сохранилось очень мало, и все они довольно сомнительны. Согласно другим данным, Птолемей VII был сыном самого Птолемея VIII, убитым собственным отцом много позже указанных событий, когда царь узнал, что Клеопатра намерена избавиться от него и возвести на трон мальчика. Как бы то ни было, скорее всего, Птолемей VII при жизни и не провозглашался царем, а получил царский титул впоследствии – посмертно. Позже Птолемей VIII взял в жены свою племенницу – дочь Клеопатры II Клеопатру III, возможно, разведясь с ее матерью. Клеопатра II получила эпитет Клеопатра Сестра, а Клеопатра III – Клеопатра Супруга. Примечательно, что все трое: и любвеобильный царь, и его близкородственные жены, считались соправителями Египта.

Правлением Птолемея VIII были недовольны многие жители Египта, включая эллинскую знать, сделавшую карьеру при его брате. Часто вспыхивавшими мятежами и волнениями воспользовалась в конце концов Клеопатра II, вынудившая брата и мужа (возможно, бывшего) покинуть Александрию и перебраться в резиденцию на Кипр. Сама же она стала полновластной царицей в Египте и Киренаике. К этому времени относится и вышеупомянутый эпизод, когда Птолемей VIII, боясь совсем потерять трон, убил собственного сына-подростка, а части его тела приказал отправить Клеопатре «в подарок» на празднество по случаю ее дня рождения. Так это было, или же данная история – просто жуткая легенда, но она приводится у нескольких известных античных авторов. Вскоре между братом и сестрой началась война. Войска Птолемея VIII в 129 г. до н.э. заняли Александрию, а затем вытеснили верные Клеопатре силы из остальной части страны. Царица бежала к Деметрию II в Антиохию, что стало для Птолемея VIII предлогом к возобновлению войны с государством Селевкидов и новой попытки реванша в Келесирии. Птолемей VIII поддержал нового претендовавшего на селевкидский трон самозванца Александра Забину, который при помощи египетских войск изгнал Деметрия и воцарился в Антиохии. Однако, почувствовав силу и власть, отвернулся от Птолемея VIII. Египетскому царю и его сестре пришлось помириться. Клеопатра II вернулась в Египет снова как сестра и соправительница Птолемея VIII. Постепенно вдоволь натешившимся междоусобной борьбой царям-родственникам удалось привести внутреннее положение в стране к стабильности и порядку, наладить единое управление и примирить своих бывших сторонников, продолжавших ожесточенные споры между собой.

мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Обязательные для заполнения поля отмечены *

*

двенадцать + шестнадцать =