Парфия и государство Аршакидов (часть I) - history-thema.com История - от древности до наших дней
кто не знает прошлого - не оценит настоящего ⌚who do not know the past - will not be able to evaluate the present
Главная » Древние цивилизации » Парфия и государство Аршакидов (часть I)

Парфия и государство Аршакидов (часть I)

В VI в. до н.э. в результате завоеваний персидских царей из рода Ахеменидов на огромной по меркам того времени территории от Египта, Малой Азии, северного побережья Эгейского и Мраморного морей до гор Средней Азии и реки Инд образовалась централизованная держава. Политическим ядром ее была Персия (древние греки называли ее Персидой) – область в южной части Ирана. В провинции, территория которых, вместе взятых, превосходила территорию самой Персии в несколько раз, ахеменидские цари назначали своих наместников – сатрапов. Неоднократно Ахемениды пытались привести к покорности себе и колыбель европейской цивилизации – Древнюю Грецию, однако греки, многочисленные города-государства которых (полисы) были хорошо защищены от вторжений из Азии морем и крутыми лесистыми горами, успешно громили персидские военные экспедиции. Только греческие города-колонии на северном побережье Эгейского и Мраморного морей и в Малой Азии Ахеменидам удавалось заставить признать свою власть. Тем не менее, долгое время Ахеменидская империя была могущественнейшей державой Востока, заставлявшей трепетать перед собой все близлежащие государства. Даже успешно отразившие персидскую экспансию греки в течение длительного периода предпочитали выстраивать с Ахеменидами добрососедские или хотя бы нейтральные отношения, бывало, обращались к персидским царям как к третейским судьям в спорах между разными полисами, между внутриполитическими группировками. Однако с течением времени ахеменидские цари все хуже контролировали дела, происходящие в отдаленных провинциях своей державы, к тому же, предаваясь собственному богатству и роскоши, сами забрасывали вопросы государственного управления.

Владения государства Ахеменидов

В IV в. до н.э. царям северной греческой области Македония удалось объединить большинство греческих полисов в прочный военно-политический союз. Относительно этнической принадлежности древних македонян разные ученые придерживаются разных мнений: одни считают их частью древнегреческого этноса, другие полагают, что македоняне были отдельным народом, хотя и близким к грекам по языку и культуре. Так или иначе, Македония всегда активно участвовала в общей политической жизни Древней Греции, ее цари и народ традиционно возвеличивали древнегречекую (эллинскую) культуру, считая ее мировым идеалом. В 334 – 325 гг. до н.э. молодой македонский царь Александр совершил свой знаменитый поход в Азию и Египет, в результате которого казавшаяся прежде непоколебимой сиятельная держава Ахеменидов прекратила свое существование, все ее земли вошли в состав созданной Александром Македонским огромной империи со столицей в древнейшем центре азиатской культуры и науки – городе Вавилоне в Месопотамии. Кроме того, Александр, провозгласивший себя царем Азии, подчинил своей власти и некоторые другие области, в Ахеменидскую державу раньше не входившие, например, часть земель на севере Индии. Александр сохранил традиционное административное устройство вошедших в его колоссальную империю земель, в том числе ее деление на сатрапии. Но назначаемые им наместниками провинций представители вольнолюбивой македонской военной знати сильно отличались нравом от привыкших с первого слова повиноваться царской фамилии персидских сатрапов. Практически сразу после ранней смерти Александра его полководцы – диадохи, принялись ожесточенно бороться между собой за верховную власть. Каждый македонский наместник стремился стать в своем уделе неограниченным правителем, тяготился необходимостью выполнять свой долг перед царем. К концу IV в. до н.э. созданная Александром Македонским империя распалась на несколько так называемых эллинистических государств, каждое из которых управлялось царем – потомком какого-либо диадоха, при этом административная структура его восходила ко временам Ахеменидов (сильная централизованная царская власть, деление на сатрапии, в которых правил заведавший всеми местными делами, руководивший местным воинским контингентом, но полностью подотчетный в делах царю наместник), а публичная культура была заимствована из Древней Греции с грандиозными дворцами, храмами, амфитеатрами, библиотеками, крыши которых держались на массивных наружных колоннах, эллинскими празднествами и развлечениями, почитанием философов и поэтов. Основное население эллинистических государств составляли коренные жители вошедших в их состав земель, но весомую долю высшего чиновничества и деятелей культуры составляли потомки греческих и македонских переселенцев (впрочем, происхождению царских подданных значения, как правило, не придавалось, и даже сами цари постоянно заключали браки с дочерьми коренной знати).

как возникло парфянское царство

Эллинистические государства в начале III в. до н.э.

Самым крупных из эллинистических государств стало царство Селевкидов – потомков диадоха Селевка. Тому удалось собрать под своей властью бóльшую часть земель распавшейся империи Александра Македонского, а именно – территории от восточного побережья Средиземного моря до среднеазиатских и индийских владений, включая Персиду. Столицей Селевкидской державы был средиземноморский город Антиохия (современная Антакья в Турции), ставший одним из главных культурынх центров античного мира. Однако из-за обширности территории селевкидским царям было труднее, чем царям других эллинистических государств, контролировать дела в провинциях. Под более-менее стабильным царским контролем находились Восточное Средиземноморье и Месопотамия, дальше же лежали обширные, разделенные горными массивами и безводными пустынями земли Ирана и Средней Азии, куда было тяжело добираться царским курьерам и войскам. Эллинизация, распространение греческой культуры тоже были значительными лишь в западной части государства Селевкидов, тогда как на востоке господствовали прежние азиатские культура и традиции, и даже некоторые области возглавлялись не наместниками, а местными наследственными правителями, присягнувшими Селевкидам на верность. Селевкиды постоянно враждовали с царями другого эллинистического государства – Птолемеевского Египта, располагавшегося на юго-западе от их державы. Воцарившиеся в Египте потомки диадоха Птолемея были не прочь сами воссесть заодно и на трон в Антиохии. Территория их государства была в несколько раз меньше территории державы Селевкидов, но лучше контролировалась из общего центра – города Александрии в дельте реки Нил, и была населена более родственными друг другу народами, чем обширная Селевкидская империя. Птолемеевский Египет был более консолидирован, чем государство Селевкидов, его царям гораздо быстрее удавалось мобилизовывать свою армию на войну, и постоянная военная угроза с запада вынуждала селевкидских царей держать значительные воинские контингенты в приграничных с Египтом областях. Это тоже способствовало ослаблению контроля Селевкидов над своими далекими восточными территориями, ограничивало их возможности отражать нападения различных врагов, приходящих из необъятных центральноазиатских степей, и обуздывать своеволие наместников дальних провинций.

В середине III в. до н.э. Андрагор – сатрап восточной пограничной провинции Парфия, располагавшейся на территории современных северо-востока Ирана и юга Туркменистана, решил прекратить службу предававшемуся развлечениям, не желавшему заниматься государственными делами селевкидскому царю Антиоху II и провозгласил себя царем вверенных ему земель. Название области Парфия было греческим искажением ее персидского названия – Апартик. Помимо Андрагора, независимость подвластных им земель провозгласил и Диодот – наместник соседней провинции Бактрия – области между горными системами Памира и Гиндукуша, в которой, в отличие от других восточных селевкидских сатрапий, было сильно развито эллинское влияние из-за большой доли среди ее жителей потомков греческих переселенцев. Диодот основал в Средней Азии так называемое Греко-Бактрийское царство.

Однако новоявленным царям бывших восточных селевкидских провинций пришлось теперь противостоять кто такие парфянестепным вторжениям полностью своими силами, не рассчитывая на помощь селевкидских войск. Пытаясь поднять собственные силу и влияние за счет поборов с коренного населения, правители македонского происхождения спровоцировали массовое недовольство икто соновал парфянское царство противодействие. Воспользовавшись этим, на новые царства начал натиск племенной союз дахов, кочевавших в степях между Каспийским морем и рекой Окс (Амударья). Во главе союза стояло племя парнов, которым предводительствовали братья Аршак и Тиридат, возводившие свой род к одному из ахеменидских царей Артаксерксу II. Выступившие против эллинских правителей кочевники провозгласили идею возвращения к ценностям ахеменидских времен, утверждая, что именно древняя персидская, а не греческая, культура должна быть образцом для подражания.

Около 250 г. до н.э. парны захватили долину реки Атрек с городом Нисея (его руины находятся недалеко ототкуда началось парфянское государство современного Ашхабада), начав, таким образом, завоевание Парфии. Аршак был провозглашен ее царем, однако в ходе дальнейшего завоевания ее земель погиб. Предводительство парнами полностью перешло к его брату Тиридату, который тоже был провозглашен царем Парфии под коронным именем Аршака II. Поначалу Тиридат сосредоточил усилия на завоевании Бактрии, однако степное воинство не смогло сломить сопротивления хорошо организованной армии Диодота. Тогда парны вновь обрушились на еще не покоренную часть Парфии. В 239 – 238 гг. до н.э. они разбили войска Андрагора и, овладев всей парфянской с кем воевали парфянетерриторией, совершили в 235 г. до н.э. поход на запад, в ходе которого захватили плодородную область Гирканию – между южным побережьем Каспийского моря и горами Эльбурс. Парны, хотя вели кочевой образ жизни, этнически были близки к коренному населению Парфии, поэтому легко находили с тем общий язык. Впоследствии они стали на завоеванных территориях переходить к оседлой жизни, а коренные жители Парфии – поступать на службу пришедшим из степей новым царям и потомкам тех – Аршакидам. Завоеватели и местное население слились в одну нацию, образовалось новое Парфянское царство.

Тиридат очень много внимания уделял повышению военной мощи своего государства. Он отдавал себе отчет в том, что по меньшей мере два сильных правителя мечтают изгнать его из только что завоеванных богатых земель обратно в степь: это были царь соседнего Греко-Бактрийского государства Диодот и, конечно, сам верховный монарх Селевкидской державы Селевк II, пытавшийся восстановить господство своего рода над отпавшими в правление его отца Антиоха II провинциями. Парфянскому войску удалось достичь как парфяне воевали с селевкидамиопределенного тактического превосходства над селевкидским. Эллинистические войска использовали македонскую тактику, разворачивая широким фронтом несколько плотных рядов пехоты, вооруженных длинными прочными копьями, и медленно приближая такой ощетинившийся фронт – фалангу, к силам противника. Прорвать фалангу было очень трудно, и она охватывала копьями неприятельские ряды, сковывая их маневренность. Когда противник увязал в попытках пробиться сквозь такое движущееся заграждение из копий и щитов, из-за краев фаланги стремительно выскакивала конница, которая пронзала врагов, уже не способных развернуться в правильном порядке, легкими копьями и рубила мечами. Фаланга была хорошо защищена, но очень неповоротлива, кроме того, она не могла двигаться, не делая брешей в своем построении, по сильно пересеченной местности, так воинам, взбиравшимся на крутые бугрыпочему парфяне побеждали селевкидов или преодолевавшим овраги, приходилось замедляться. Основную массу парфянского войска составляла легкая конница, использовавшая древнюю тактику степных кочевников. Вооруженные луками всадники без доспехов, легко объезжавшие вражескую пехоту и уходившие от преследования обремененных собственным тяжелым снаряжением неприятельских конных воинов. Парфянские верховые лучники не были способны разгромить хорошо вооруженных и защищенных селевкидских воинов в открытом бою, однако они выматывали их и затрудняли их продвижение, постоянно осыпая тучами стрел, стремительно отступая и снова возвращаясь. Когда из-за их беспрестанных атак вражеское войско расстраивало свои ряды, на него обрушивалась тяжелая парфянская пехота: воины, защищенные панцирями, вооруженные мощными копьями. Копья селевкидских пехотинцев были слишком длинные и громоздкие для эффективного ведения одиночного боя вне традиционного построения, а эллинистическая конница умела действовать только при поддержке сковывавшей противника собственной пехоты. Воины легкой парфянской конницы также могли при необходимости сражаться в пешем строю: обычно они так делали, когда штурмовали неприятельские укрепления, куда лошадь не могла заскочить.

Легкая конница и тяжелая пехота в то время составляли главную ударную силу парфянского войска. Конница комплектовалась преимущественно из представителей входивших в союз дахов ираноязычных кочевых племен саков и массагетов. Пехота комплектовалась из жителей покоренных парфянами областей. Войско не было регулярным: в мирное время лишь небольшое количество воинов несло приграничную службу или находилось при царе, его наместнике либо вожде покорившегося царю племени, основное же количество воинов лишь время от времени выступало в поход по царскому указу в случае военной угрозы державе или на завоевание какой-нибудь земли. Однако быстро передвигавшиеся конные воины быстро являлись и на службу. Комплектованием войск руководили наместники и племенные вожди, получившие царский указ о мобилизации, они же формально и возглавляли созванные дружины, хотя на практике основные решения принимали служившие им опытные военные предводители. Внутренний порядок в каждом войсковом корпусе, отношения между его воинами определялись традициями местности или племени, от которых он был мобилизован. В среднем во время войн Парфия могла выставить 50 – 60 тысяч воинов.

как становилось могущество древней парфии

Река Амударья (античный Окс) в низовьях. Современный Узбекистан

В 232 – 231 гг. до н.э. Селевк II выступил на усмирение Парфии. В первых сражениях селевкидское войско как селевкиды отнеслись к тому что парны установили власть над парфиейсумело заставить парфян, не сумевших прорвать оборону фаланги, отступить. Тогда Тиридат-Аршак отвел свои силы в открытые степи возле впадения Окса в Аральское море. Селевк II с войском, намереваясь полностью разбить парфян, неосмотрительно последовал за ними туда же, где они чувствовали себя в родной стихии. В открытой степи отстутствовали необходимые для эффективного действия фаланги долины с крутыми склонами (обыкновенно фаланга, наступая на противника, как бы перегораживала долину, склоны которой затрудняли для врагов ее обход), и парфянская конница легко заходила селевкидскому войску в тыл. В результате разгромленным оказалось войско Селевка II. Однако основные силы Тиридата были вытеснены далеко в степи, и эллинистический царь мог уже здесь – на плодородных землях Северо-Восточного Ирана, собрать новое войско, чтобы закрепиться в Парфии и продолжить войну. Здесь к счастью для Тиридата на западе Селевкидской державы начались волнения, поднятые желавшими оспорить у Селевка II трон родственниками того. Селевку II необходимо было с остатком войска срочно возвращаться в Антиохию, и два царя начали переговоры. Селевк II согласился признать власть Тиридата над Парфией, но при этом Тиридат был вынужден принести Селевку II присягу как своему верховному повелителю.

Восстановив свою власть над всеми землями Парфии, Тиридат вовсе не спешил выполнять перед Селевкидами своих обязательств по присяге. Погружавшейся во внутренние смуты, жестокие придворные где находилась парфияинтриги, конкурировавшей со своими западными соседями за влияние в Средиземноморье огромной эллинистической державе было не до занятия делами отдаленной провинции у начала необъятных бесплодных степей Средней Азии. Тиридат – Аршак II, правил очень долго, античные источники сообщают, что тридцать семь лет. После ухода Селевка II его правление характеризовалось длительным миром и спокойствием, в течение которых царь, однако, продолжал укреплять обороноспособность своей страны. Он стал основателем парфянской династии Аршакидов. Столицей Парфянского царства стал город Гекатомпил, руины которого ныне находятся недалеко от современного города Дамган на севере Ирана.

какие цари правили парфией

Парфия и близлежащие государства в III в. до н.э.

Тиридат умер около 211 г. до н.э., и на трон Парфии взошел его сын Артабан, принявший при этом имя Аршака III. Так и повелось у всех аршакидских царей брать себе имя формального основателя царства – старшего брата Тиридата. Само по себе оно является уменьшительно-ласкательным от древнеиранского слова «аршан – герой». Ученые, однако, чтобы не путаться в царях с одинаковыми монархическими именами, называют парфянских правителей по именам, данным им при рождении. Таким образом, Артабан, сын Тиридата – Аршака II, в современной литературе называется Артабаном I. К тому времени как Артабан I воцарился в Парфии, селевкидский царь Антиох III успешно закончил войны со своими врагами на западе и обратил свое внимание на восток, желая восстановить подлинную власть над дальними азиатскими землями. Он организовал поход на восток, суровыми карательными мерами возвращая к покорности переставшие повиноваться селевкидские провинции, в том числе разграбил город Экбатану (современный Хамадан на западе Ирана) в области Мидия, существенно пополнив захваченными там ценностями собственную казну. В 209 г. до н.э. Антиох III выступил против Парфии.

Артабан I, не решившись биться с сильной армией Антиоха в открытом сражении, приказал своим войскам отступать, разрушая за собой водоисточники: колодцы, оросительные каналы, рассчитывая, что селевкидская армия не сможет преодолеть перехода по прилегавшим к Парфии с запада безводным пустыням. Однако воинство Антиоха III все-таки смогло добраться до плодородных парфянских долин и без боя вошло в Гекатомпил. Артабан отступил со своим войском под защиту лесистых гор Гиркании у южного побережья Каспийского моря. Антиох, однако, сумел хорошо организовать наступление на горные районы, где эллинистическая фаланга могла легко перекрывать долины, тогда как больше приспособленные для действий на открытых равнинах парфянские всадники были слишком скованы тактически. В жестоком сражении силы селевкидского царя разбили войско Артабана, заняли ставку правителя Парфии, а затем – хорошо укрепленный город Сиринк. Артабан I после этого согласился на переговоры с Антиохом, которые завершились в основном теми же условиями, что и более ранние переговоры Тиридата с Селевком II: парфянский царь сохранил за собой свои владения, но сам обязался при этом повиноваться Антиоху III. Подтвердив господство селевкидского трона над Парфией, Антиох III повел армию на соседнее Греко-Бактрийское царство, разбил войско его царя Евтидема и также принудил того к признанию верховенства Селевкидов, а затем заключил союз с индийским правителем Софагасеном и вернулся через обширные засушливые плато Ирана и плодородные долины Тигра и Евфрата на запад – в селевкидскую столицу.

Время правления Антиоха III было временем наивысшего расцвета Селевкидской державы. Однако, пока сиятельный монарх приводил к покорности восточных царей и грозил западным соседям – правившим в богатом Египте Птолемеям, силу набирал третий серьезный противник – Древний Рим, располагавшийся далеко на западе Апеннинского полуострова, но при этом все решительнее заявлявший о своих интересах во всем Средиземноморье. Римское войско отличалось исключительно высоким тактическим искусством, в связи с чем союза с римлянами искали многие государства по берегам Средиземного моря. Однако римляне не только успешно громили войска общих с союзниками врагов, но и быстро начинали навязывать своим союзникам собственную волю, грубой силой пресекая попытки противодействия. Примерно через год после того как на парфянский трон взошел сменивший Артабана I царь Приапат, армия Антиоха III потерпела сокрушительное поражение от римлян у малоазиатского города Магнесия (современная Маниса на западе Турции). По итогам договора между Антиохом и Римом государство Селевкидов отказывалось от своих территорий в Малой Азии. Воспользовавшись ослаблением Селевкидской державы, Приапат объявил о выходе из ее подданства, а затем решил укрепить собственное царство путем расширения территории, для какие парфянские цари совершали завоеваниячего повел войска на лежавшую к западу от Парфии и бывшую селевкидской провинцией Мидию. Ему удалось отвоевать у Селевкидов часть этой области, народ которой в древности господствовал в Иране. Правивший же около 176 – 171 гг. до н.э. сын Приапата Фраат I покорил жившие в горах Эльбурс воинственные племена мардов. Вопреки традиции, Фраат I назначил преемником не своего сына, а брата Митридата, который около 171 г. до н.э. и воссел на парфянский трон. С данным от рождения именем этого царя (при воцарении он, как и другие Аршакиды, принял монаршее имя Аршака VI) связано превращение Парфии в обширную и могущественную державу Востока эпохи античности.

Свои завоевания Митридат I начал с того, что захватил у сострясаемого междоусобными войнами соседа – Греко-Бактрийского царства, часть территорий. Затем он воспользовался осложнением политической обстановки на западе Селевкидской державы, где во многих провинциях, в особенности в Иудее, происходили выступления против политики царя Антиоха IV, пытавшегося насаждать исконному населению греческую культуру. В 165 – 164 гг. до н.э. Антиох IV предпринял большой поход на восток с целью приведения к покорности отказавшихся повиноваться ему вассальных царей и сатрапов. Однако его силы были слишком истощены предшествовавшими войнами с Птолемеевским Египтом и подавлением мощного восстания в Иудее. Антиох IV так и не сумел полностью овладеть отпавшей от Селевкидского государства Персией (Персидой), а правители более близких к Сирии – политическому ядру державы, где и находилась ее столица Антиохия, областей, формально признавали верховную власть Антиоха, но выходили из повиновения снова, как только селевкидские войска удалялись. Осенью 164 г. до н.э. Антиох IV умер, и государство Селевкидов погрузилось в тяжелые внутренние смуты, противостояние с пытавшимися диктовать ему свою волю римлянами, и в таких условиях селевкидскому двору снова было не до усмирения восточных территорий. В 161 г. до н.э. Митридат I возобновил парфянское наступление на Мидию, которой правил объявивший себя независимым от Селевкидов монархом сатрап Тимарх. Около 155 г. до н.э. парфяне завершили покорение Мидии, и им открылась дорога в одну из самых богатых и процветающих селевкидских провинций – Вавилонию, охватывавшую бóльшую часть знаменитой Месопотамии – колыбели древнейших человеческих цивилизаций в бассейне рек Тигр и Евфрат.

Наступление парфян на Вавилонию началось в 141 г. до н.э. – как раз тогда, когда там пребывална каком языке вели дела в парфянском царстве селевкидский царь Деметрий II, пытавшийся изо всех оставшихся у него сил предотвратить неумолимый распад некогда грозной эллинистической империи. Деметрий пытался собрать в Вавилонии как можно большее войско, приказав принимать на войну всех добровольцев. Однако таких находилось не слишком много: своими жестокими методами управления и притеснениями неэллинского населения Деметрий снискал к себе всеобщую ненависть. Напротив, многие города Месопотамии с воодушевлением ожидали прихода войск Митридата, рассчитывая, что тот избавит их от тягостного господства Селевкидов. Совершив обманный маневр, парфяне нанесли тяжелое поражение Деметрию II и заняли административный центр региона город Селевкиду на реке Тигр. Города и племена Месопотамии поспешили присягнуть на верность Митридату I.

В конце 141 г. до н.э. племена саков, пришедшие из Средней Азии, вторглись в парфянскую Гирканию. какой селевкидский царь попал в плен к парфянамМитридат I был вынужден, передав власть в Вавилонии своему военачальнику, срочно возвращаться на восток.  Воспользовавшись этим, Деметрий II в 139 г. до н.э. с новым войском начал наступление на Месопотамию, намереваясь отвоевать ее у парфян обратно. Ему удалось нанести несколько поражений парфянским войскам, однако затем он сам попал в плен. Парфяне с позором провели экспансивного селевкидского царя по улицам городов Вавилонии, а затем отправили под конвоем на восток – к самому Митридату. Царь Парфии, однако, встретил своего поверженного противника снисходительно, оказал полагавшиеся монарху, хотя и плененному, почести, и даже отдал за него замуж свою дочь. Вскоре к покорности Митридату I была приведена область Элимаида между Месопотамией и Персидой.

Митридат I умер в 138 или 137 гг. до н.э. К моменту его смерти Парфянское царство включало в себя, помимо собственно Парфии и завоеванной еще Тиридатом Гиркании, Мидию, Персиду, Элимаиду, Вавилонию, Ассирию и еще некоторые области. Оно в несколько раз превосходило по площади свою изначальную территорию, охватив подавляющее большинство бывших восточных селевкидских провинций, и само превратилось в колоссальную империю, населенную разными народами. Через парфянскую столицу Гекатомпил проходил и основной маршрут Великого Шелкового Пути, по которым шелк – исключительно ценимый в Средиземноморье товар, поступал туда из Китая. Проезд торговавших шелком купцов через Парфию, уплачивавших пошлины в царскую казну и покупавших провизию и вьючных животных у местного населения, способствовал подъему ее экономики на передовой уровень того времени.

Хотя парфяне переняли некоторые эллинистические элементы культуры, в целом их завоевания проходили, как уже говорилось, под лозунгами восстановления древних ахеменидских традиций. Делопроизводственным языком Парфянской державы стал среднеперсидский, называемый также пехлевийским – от персидского названия Парфии «Пахлав», хотя собственно парфянский язык был другим. При Митридате I был также установлен новый порядок отсчета времени. Началом нового календаря стало 1 нисана, то есть, апреля, 247 г. до н.э.

Незадолго до смерти Митридата I пало под ударами кочевников юэчжей соседствовавшее с Парфией на востоке Греко-Бактрийское царство. Преимущественно укреплением неспокойных восточных границ где были столицы парфянского царствадержавы пришлось заниматься царствовавшему в течение десяти лет сыну Митридата Фраату II. Угроза степных вторжений вынудила парфянский двор перенести столицу из Гекатомпила далеко на запад – в мидийскую Экбатану, недалеко от Вавилонии. Однако там снова начинала назревать опасность со стороны государства Селевкидов, правитель которого Антиох VII – брат пребывавшего в почетном плену при парфянском дворе Деметрия II, намеревался взять у парфян реванш и отвоевать назад бывшие восточные селевкидские провинции. Пока Фраат II был занят делами на востоке, в Вавилонию около 130 г. до н.э. вошла мощная армия Антиоха VII и нанесла поражение парфянскому военачальнику Идату на реке Лик (современный Большой Заб). В Вавилонии начался мятеж сторонников восстановления селевкидской власти, и Антиох VII без особых усилий занял это обширную богатую область, из которой открывались дороги на иранские области. Посчитав, что парфяне не сегодня – завтра будут полностью разбиты, население Мидии начало недоброжелательно относиться к Фраату и его слугам, зато заискивать перед Антиохом, который занял с войском часть мидийской территории. Но в течение зимы настроения мидийцев изменились: из-за плохих погодных условий военные действия почти не велись, и все это время им пришлось содержать селевкидскую армию на постое, терпеть грубость и мародерство воинов Антиоха.

Весной после заявленного Фраату требования селевкидского царя вернуться к старым договорам между Селевкидами и Парфией, в том числе уйти из всех непарфянских областей и признать собственное вассальное подданство Селевкидского государства, военные действия возобновились. Фраат II, не очень рассчитывая на успех в открытом сражении, освободил брата Антиоха Деметрия II, рассчитывая, что оба Селевкида начнут междоусобную борьбу за власть, а парфянские агенты подбили уже озлобившееся на селевкидскую армию население Мидии на восстание. Пока разрозненные селевкидские гарнизоны подавляли вспыхнувшие в разных частях страны мятежи, Фраат II с войском вступил в сражение с главными силами Антиоха VII, и в этой битве парфяне одержали победу, а селевкидский царь погиб. Фраат II восстановил свою власть над Вавилонией, после чего снова отбыл на восток – заниматься противостоянием не прекращавшимся набегам кочевых племен Средней Азии. В одном из сражений с кочевниками саками он и погиб в 128 или 127 гг. до н.э.

После смерти Фраата II и восшествия на парфянский трон его преемника Артабана II, которого живший какие враги мешали могуществу парфиичетыре с половиной столетия спустя римский автор Юстин называет дядей Фраата и сыном Приапата, Парфянское царство снова подверглось такому жестокому натиску внешних врагов, что могло показаться, будто оно погибает. Восточные его провинции захватили пришедшие из среднеазиатских степей саки, а значительная часть Вавилонии, население которой было недовольно тираническим правлением парфянского наместника Гимера, оказалась под властью арабского государства Харакена. На оставшейся под своим контролем части Вавилонии Гимер вел себя как самостоятельный правитель, не учитывая интересы парфянского трона, и в итоге сам принял царский титул. Отказались повиноваться Артабану II Элимаида и Персида в юго-западном Иране, а на сееро-западе парфяне терепели поражения от царя Великой Армении – государства, располагавшегося в Закавказье и на сопредельных территориях Малой Азии, Артавазда I. Пожалуй, лишь по причине того, что государство Селевкидов – прежний главный враг, пребывало уже в необратимом упадке и сотрясалось от внутренних смут, Парфянское царство смогло выстоять в эти тяжелые годы.

В 124 или 123 гг. до н.э. на трон взошел Митридат II. Свое правление он начал с урегулирования «сакскогопри каком царе парфия достигла высшего расцвета вопроса». Он заключил союзные договора с частью сакских племен, в том числе обязавшись платить им регулярную дань. Знатные выходцы из этих племен стали получать высшие должности при парфянском дворе. Буквально заискивая перед заинтересованными в союзе с Парфией племенами саков, Митридат II добился расстройства их солидарности с наиболее враждебными племенами. Переманив часть саков на свою сторону, заключив с ними взаимовыгодные соглашения, парфяне успешно разбили в бою остальную часть, для чего Митридатом II на восточных границах державы были созданы специальные конные ополчения. как парфия стала большой и могущественной державойМитридат II провел и общую военную реформу. Парфянское войско становилось преимущественно конным, пехота стала выполнять лишь вспомогательные функции. Вместо тяжеловооруженной пехоты решительный удар в наступлении стала наносить тяжелая конница, в которой и всадники, и лошади были защищены металлическими кольчугами – панцирем, в котором можно было гораздо проще двигаться, чем в цельных или сшитых из крупных кусков металла доспехах. По данным китайских источников, во время правления Митридата II Парфянское царство и расширило свои границы на северо-востоке вплоть до реки Окс – Амударьи.

К 121 – 120 гг. до н.э. Митридат II восстановил полную власть над Вавилонией и заставил царя Харакены Гиспаосина принести ему присягу верности. Судьба тирана Вавилонии Гимера к нашему времени неизвестна. В 110-е гг. до н.э. Митридат II нанес поражение армянскому царю Артавазду I, а в 90-е гг. I в. до н.э. помог занять трон Великой Армении Тиграну II, который в благодарность отдал Парфии часть своих территорий. Дочь Тиграна II Ариазата стала женой Митридата II.

Парфянские войска стали участвовать в междоусобных войнах, охвативших остатки некогда величественнойчто было интересного в истории парфии Селевкидской державы. Парфяне поддерживали выгодных себе кандидатов на селевкидский трон. В ходе военных столкновений с враждебными селевкидскими силами Митридат II прочно закрепил западный рубеж своего огромного царства по реке Евфрат, а также парфяне заняли некоторые земли еще западнее.как парфия начала ссориться с римом

Одновременно соседствующую с Месопотамией и Великой Арменией Малую Азию все больше охватывали своим влиянием римляне. Когда-то тяжелое поражение, которое они нанесли селевкидскому царю Антиоху III при Магнесии, способствовало усилению Парфянского царства и завоеванию им Мидии. Теперь же римляне и парфяне превращались друг для друга в опасных конкурентов за контроль над Малой Азией. Римское войско обладало передовой по тому времени боевой тактикой, но Рим находился слишком далеко от этого региона, римские гарнизоны доставлялись в Восточное Средиземноморье долгим морским путем и затем еще должны были преодолевать тоже неблизкий пеший путь от побережья по незнакомой земле, в других, нежели на родном Апеннинском полуострове, природных условиях, среди говорящего на незнакомом языке, живущего по незнакомым обычаям населения. Границы Парфянского государства подступали непосредственно к Малой Азии, язык и культура основного населения которой в то время не слишком далеко отстояли от языка и традиционной культуры парфян, достаточно близкими к иранским были также ее климат и рельеф. При Митридате II до военных столкновений с Римом дела не доходили, однако в 92 г. до н.э. римский посланник Сулла, позже ставший диктатором Рима, в крайне резкой форме потребовал от парфян обуздать их союзника Тиграна II Армянского, который по наущению правителя эллинистического Понтийского царства на южном побережья Черного моря Митридата VI – тезки парфянского царя, свергнул с трона римского союзника (на востоке Малой Азии) Ариобарзана I, царя Каппадокии. Угроза со стороны римлян побудила Митридата II, Тиграна II и Митридата VI образовать что-то вроде коалиции восточных царств.

 

 

мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

 

3 комментария

  1. marcet.yu

    Спасибо. Интересно.

  2. Дальневосточник

    Хорошая статья.

  3. И. И. И.

    Где-то читал со ссылкой на Библию, что парфяне были предками иудеев.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Обязательные для заполнения поля отмечены *

*

2 × 5 =