Кровавый мех: Ситкинская война (часть II) - history-thema.com История - от древности до наших дней
кто не знает прошлого - не оценит настоящего ⌚who do not know the past - will not be able to evaluate the present
Главная » Запад » Кровавый мех: Ситкинская война (часть II)

Кровавый мех: Ситкинская война (часть II)

Однако другие куаны тлинкитов не последовали примеру якутатцев, и их воины согласно разработанному на собрании в Хуцнуву плану в количестве полутора тысяч человек прибыли на остров Ситка. Общее командование войском было передано племяннику Скаутлельта молодому вождю Катлиану. С началом промыслового сезона из Михайловской крепости ушла промышленная партия Ивана Урбанова числом в 190 алеутов с острова Кадьяк, а 10 июня на охоту за сивучами – морскими львами, отправилась группа Алексея Евглевского и Алексея Батурина. В крепости осталось всего около ста человек, причем половину составляли женщины и дети. Воспользовавшись моментом, индейцы выступили на российский опорный пункт. Около шестисот воинов подступили к деревянным стенам крепости и открыли по ней огонь из ружей. Когда немногочисленные оставшиеся в крепости мужчины отвлеклись на отражение огня, с залива подошла укрывавшаяся за мысом флотилия каноэ, и находившиеся в ней индейцы – около тысячи человек, обрушились на крепость с тыла. Несколько десятков защитников укрепления, вооруженных ружьями не лучшего качества и одной пушкой, не могли долго удерживать натиск такого грозного воинства. В конце концов ворвавшись в крепость, тлинкиты перебили всех сопротивлявшихся мужчин, взяли в плен женщин и детей и захватили хранившиеся на складе крепости меха.

Промысловики Российско-американской компании

Трое американцев, работавшие в Михайловской крепости, также приняли участие в ее обороне, тогда как трое их товарищей, поселившиеся у индейцев, приняли участие в нападении на нее. Точная их судьба осталась неизвестной, и впоследствии это навлекло расследовавших разгром крепости русских на подозрение, что именно рабочие американцы открыли тлинкитам ворота изнутри.

Через день индейцы атаковали и перебили возвращавшуюся в крепость с добычи сивучей группу А. Евглевского и А. Батурина. Захваченные при этом особенно искусные охотники полурусские-полуалеуты Алексей Евглевский и Василий Кочесов были умерщвлены с изощренной жестокостью: индейцы отрезали от них мелкие куски плоти и совали им же в рот. В. Кочесов, как писал служивший в то время в Российско-американской компании приказчиком академик Кирилл Хлебников, умер довольно быстро, А. Евглевский же прожил в мучениях еще более суток.

После разрушения Михайловской крепости, дальше следуя разработанной в Хуцнуву стратегии, тлинкиты выследили промысловую партию И. Урбанова и в ночь с 19 на 20 июня атаковали ее во время отдыха на берегу пролива Фредерик. Захваченные врасплох промысловики не смогли оказать эффективного сопротивления, подавляющее большинство партии – свыше 160 алеутов, погибли под индейскими пулями и ударами кинжалов.

Захваченные в Михайловской крепости меха тлинкиты продали на британское судно «Юникорн» Г. Барбера и американские суда «Алерт» и находившийся под командованием У. Каннингема «Глоуб». Американцы и англичане также выкупили у индейцев взятых в плен женщин и детей и приняли на борт уцелевших промысловиков из партии И. Урбанова. Г. Барбер же привез и ужасающую весть о полном разгроме российской колонии на Ситке находившемуся на острове Кадьяк А. Баранову, после чего в спешном порядке отплыл на Гавайские острова. Быстрый уход «Юникорна» из вод Аляски еще более возбудил подозрения русских в том, что именно британцы и американцы подбили тлинкитов на войну.

Остров Ситка – важнейший пункт добычи каланов Российско-американской компанией, оказался для русских полностью утраченным. Географическая удаленность Аляски от ближайших русских опорных пунктов в Сибири, откуда можно было получить помощь, не позволяла Компании немедленно собрать достаточно вооруженное войско и приступить к отвоеванию утерянных позиций. Профессиональных бойцов у нее было мало, и Компания не могла надолго отрывать своих охотников от промысла на военные дела: исключительная дороговизна перевозки товара в Россию вынуждала вести регулярную добычу зверя, иначе доходы могли не покрыть расходов. Операцию по отвоеванию Ситки А. Баранов готовил почти два года.

В 1804 г. в Павловской гавани на Кадьяке была собрана флотилия из 400 байдарок, на которых размещались около 900 подчинявшихся Компании алеутов и эскимосов, вооруженных в основном традиционным оружием: луками, дротиками. Некоторые имели ружья, а на трех байдарках было установлено по фальконету – малокалиберной штурмовой пушке, стреляющей свинцовыми ядрами. Начальствующий состав флотилии был представлен двадцатью русскими. Из Павловской гавани флотилия была переведена в Якутат, где продолжила подготовку к походу на Ситку. В начале апреля туда прибыл с двумя гукорами – двухмачтовыми парусными судами, выполнявшими обычно дозорные и курьерские функции, сам А. Баранов. Каждый парусник был оснащен четырьмя пушками. Уже в Якутате были отстроены два бота «Ростислав» и «Ермак».

Поход на Ситку начался в июне 1804 г. Напрямик через воды залива Аляска А. Баранов направил оба гукора. Сам же во главе основных сил двинулся на одном из ботов вдоль побережье. Его расчет состоял в том, чтобы видом огромной флотилии навести страх на живших здесь тлинкитов и максимально деморализовать их перед битвой за Ситку. По пути пятьдесят байдарок из-за распространившихся среди воинов-аборигенов болезней пришлось вернуть на Кадьяк. За два года бдительность тлинкитов притупилась, и значительного сопротивления индейцы других островов архипелага Александра, мимо как русские воевали с индейцамикоторых продвигалась флотилия А. Баранова, не оказывали, предпочитая при ее приближении бросать жилища и уходить в лесистые горы. В июле в Павловскую гавань, следуя разработанному маршруту, вошел совершавший кругосветное плавание русский шлюп (военное судно) «Нева» под командованием капитана Юрия Лисянского. Узнав о происходящих в Русской Америке событиях, Ю. Лисянский немедленно повел свой корабль на Ситку, куда пришел в августе к великой радости уже ожидавших там подхода флотилии А. Баранова экипажей двух гукоров «Святая Екатерина» и «Святой Александр Невский». Прибытие оснащенного большим количеством пушек военного корабля с многочисленным экипажем оказалось для русской стороны как нельзя кстати в сложившейся обстановке.как шла русско тлинкитская война

Ново-Архангельская крепость в 1827 г.

Ситкинские тлинкиты клана киксади, однако, сдаваться не собирались. Им уже было известно о начавшемся военном походе Компании. На острове находилось несколько сотен воинов, вооруженных ружьями и несколькими фальконетами. Установив контакты с американскими торговцами на материке, индейцы стали закупать у тех и перевозить на Ситку порох. До прихода байдарочной флотилии А. Баранова «Нева» и гукоры не решались начинать боевые действия на острове. Главным опорным пунктом тлинкитов являлась построенная в глубине бухты традиционная крепость из толстых бревен. А. Баранов прибыл с флотилией на Ситку во второй половине сентября и сразу же приступил к строительству новой российской крепости, получившей название Ново-Архангельской. На этот раз было выбрано более удобное в стратегическом плане место на холме возле бухты. Первые дни ни та, ни другая сторона не осмеливались вступать в решительное столкновение. А. Баранов пытался вести переговоры с вождем Катлианом, чтобы склонить к покорности русским, однако тот категорически отказывался. Однажды баркас с «Невы» начал в водах залива преследование индейского каноэ, которое при обстреле взорвалось: как оказалось, на нем тлинкиты перевозили закупленный у американцев порох. В другом случае индейцы смогли захватить байдарку с двумя алеутами, которым отрезали головы. В конце концов русское командование приняло решение штурмовать индейскую крепость.

20 сентября (по новому стилю 1 октября) русские суда подошли к укреплению тлинкитов и открыли покакое было решительное сражение русско тлинкитской войны нему артиллерийский огонь. Однако оказалось, что индейцы заблаговременно подготовились к такому обороту дела и выкопали внутри крепости ямы и подземные ходы, в которых благополучно укрывались от ядер. Бесполезным оказался и прямой обстрел бревенчатых стен: летевшие с большого расстояния ядра увязали в мягкой хвойной деревесине, и бревна не раскалывались. Тогда, оставив надежду разрушить стены крепости с моря, силы Компании и «Невы» начали десант. Чтобы рассеять внимание индейцев, к крепости стали подбираться с двух сторон: одной колонной двигался сам А. Баранов с русскими промышленниками и воинами-аборигенами при четырех пушках, другой – моряки с «Невы» под командованием лейтенанта Арбузова. Рассчитывалось подвести пушки к воротам крепости и выбить те залпом в упор.

Несмотря на ожесточенный обстрел, который вели из-за стен крепости индейцы из ружей и фальконетов, пошедшим на приступ колоннам удалось приблизиться к опорному пункту тлинкитов и подкатить к воротам пушки. Однако русские командиры не учли тактическую особенность аборигенного войска: несмотря на свою воинственность, аборигены, жившие в суровых условиях севера сравнительно небольшими родоплеменными общинами, очень дорожили количеством рабочих рук, и если кто победил в русско индейской войнеобнаруживали, что противника нельзя одолеть без значительных потерь, предпочитали отступать до более удобного момента. Так и в этот раз, наткнувшись на упорное сопротивление хорошо закрепившихся за деревянными стенами тлинкитов, в решительный момент сражения эскимосы и алеуты вдруг разом стали покидать позиции и отходить к морю. Воодушевленные индейцы во главе с Катлианом теперь сами распахнули ворота и обрушились оттуда на оставшихся одних русских. В контратаке индейцев погибли восемь человек русских: пятеро промысловиков и трое матросов «Невы», двадцать, в том числе сам А. Баранов, были ранены. Отступившие смогли спастись на море, будучи прикрытыми огнем пушек «Невы», открытым по сигналу наблюдавшего за ходом сражения из шлюпки Ю. Лисянского. Сражавшиеся на русской стороне алеуты и эскимосы потеряли убитыми 16 человек и ранеными 6.

В течение следующего дня экипажи кораблей и индейцы вели не внесшую никаких изменений в боевую обстановку артиллерийскую дуэль. Тлинкиты, однако, оказались блокированными в своей крепости, не имея возможности пополнять съестные припасы. Индейцы других куанов, которых А. Баранов сумел убедить, что имеет плохие счеты только с Катлианом, не приходили на помощь ситкинцам. С 3 октября возобновились переговоры, по ходу которых киксади начали освобождать захваченных в 1802 г. и не выкупленных англосаксами женщин из Михайловской крепости. В ночь с 7 на 8 октября индейцы скрытно покинули крепость по прорытому подземному ходу, предварительно умертвив своих младенцев и собак, чтобы те голосами не выдали их местонахождение, и ушли в лес. 8 октября люди А. Баранова и Ю. Лисянского вошли в опустевшую крепость, где завладели двумя фальконетами. Затем крепость тлинкитов была разрушена. Потери индейцев составили около 30 воинов.

что было интересного у русских на аляске

План деревянной крепости тлинкитов, нарисованный Ю. Лисянским

Потеряв свое укрепление, ситкинские индейцы сначала переселились на восточный берег острова, затем, не имея возможности в условиях продолжавшейся, хотя и вялотекущей, войны безопасно добывать на Ситке пропитание, перебрались на остров Чичагова. У них устоялась традиция регулярно оплакивать погибших в той войне соплеменников. Ново-Архангельскую крепость, которая теперь располагалась на очистившемся от аборигенов большом острове, А. Баранов решил сделать административным центром всей Русской Америки. Возле нее впоследствии выросло поселение Новоархангельск – современный американский город Ситка. Шлюп «Нева» после окончания на Ситке активных боевых действий ушел зимовать и готовиться к продолжению кругосветного плавания на остров Кадьяк. Нанося на карту обследованные «Невой» берега, Ю. Лисянский обозначил остров Ситка как остров Баранова. Под этим названием он наиболее известен и сейчас, в том числе в англоязычной среде (Baranof Island), хотя старое название, происходящее от тлинкитского «Шит-ка Хаатль», еще не вышло из употребления.

Российско-американская компания праздновала победу. Между тем тлинкиты материка, недовольные полным переходом Ситки – важнейшего пункта торговли калановым мехом, в ее руки, заключили соглашение с индейцами-эяками из языковой группы атапасков. Эяки вели активную торговлю с тлинкитами, часто заключали смешанные браки, и им тоже не нравилось, что стоимость меха калана, который они приобретали в основном у тлинкитов, резко выросла. Это побудило их пересмотреть свое до сих пор добрососедское отношение к российским колониям, с которыми они также вели торговлю. Теперь они так же, как и тлинкиты, желали изгнания русских из Америки.

20 августа 1805 г. в окрестностях Якутата собрались воины эякского племени тлахаик-текуеди под предводительством вождей Тануха и Лушвака и тлинкиты сообщества куашккуан. Как и в случае с Михайловской крепостью на Ситке, было выбрано время, когда большинство мужчин во главе с промысловиком Демяненковым отправилось на добычу зверя. Вождь Танух, который считался союзником русских, беспрепятственно вошел в Якутатскую крепость и неожиданно нанес смертельный удар ее коменданту. Затем по его сигналу на укрепление обрушились воины-индейцы. Погибло 14 русских и большое, точно не подсчитанное количество алеутов. Крепость была сожжена. Возвратившаяся с промысла партия Демяненкова, еще издалека увидевшая, что поселение уничтожено, попыталась спастись морем, отправившись в дальний переход на плохо приспособленных для этого промысловых судах. Внезапно налетевшая буря потопила все лодки, погибло около 250 человек. Только 30 промысловиков, которые не рискнули отправляться в далекое плавание и сами сдались индейцам, смогли спастись. Якутат служил важным перевалочным пунктом на пути между «столицей» Русской Америки Новоархангельском и российскими колониями на Аляске. Его неожиданное падение показало, что сил Российско-американской компании явно недостаточно для покорения всех народов северо-западного побережья Америки.

Поскольку все население Якутата погибло или попало в плен к индейцам, Компания не могла сразу выяснить, кто стоял за этим нападением. Эякско-тлинкитская коалиция же готовила очередной удар, планируя теперь так же разрушить крепость Константиновскую и поселение Нучек в Чугацком заливе (современный залив Принс-Уильям) возле полуострова Кенай. На восьми каноэ около 200 воинов эяков и тлинкитов во главе с Танухом вошло в Чугацкий залив. Затем Танух с семьюдесятью воинами якобы для торговли с жившими в поселении эскимосами-чугачами отправился в крепость, а основные силы индейцев скрытно расположились в устье Медной реки (современный Коппер) ждать сигнала к атаке. Не подозревая о готовящемся нападении, комендант крепости Иван Репин впустил Тануха с воинами и разрешил торговлю. Тем временем из индейского лагеря в устье Медной реки бежал раб-чугач, который добрался до крепости и оповестил о планах индейцев коменданту. Тогда И. Репин, сохраняя спокойствие, чтобы не вызвать подозрений у индейских воинов, уговорил Тануха отослать их в ближнее поселение для празднества с плясками по случаю торговли с чугачами. Вождь отправил воинов из крепости веселиться вместе с эскимосами, после чего был арестован и вскоре покончил с собой. Ночью чугачи, собравшись, внезапно напали на развлекавшихся вместе с ними индейцев и перебили. Уцелевшие бросились бежать к ожидавшим в устье Медной реки сородичам и, преследуемые эскимосами, оповестили войско о провале. Вероятно, из-за возникшей в ночи неразберихи в войске началась суматоха. Индейцы попытались ретироваться, двинувшись на каноэ через опасные буруны, вследствие чего многие утонули, а оказавшиеся на берегу были убиты чугачами. Разгром в устье Медной реки оставил племя тлахаик-текуеди без значительной части боеспособных мужчин. Вдобавок эяки теперь рассорились с тлинкитами, и в конце концов в результате последовавших военных поражений племя распалось.

Тем не менее, исход русско-тлинкитского противостояния оставался неопределенным. В любой момент индейцы вновь могли объединить силы и разгромить очередную из не слишком многочисленных российских колоний в Америке. В сентябре шлюп «Нева» ушел из вод Аляски дальше в плавание вокруг света. В этих условиях руководство Российско-американской компании пошло на новые переговоры с вождями тлинкитов и добилось от тех гарантии ненападения на промысловиков. Промысел каланов теперь велся под прикрытием корабельных пушек. Однако индейцы быстро нашли способ бороться с опустошавшими их охотничьи угодья колонистами, не нарушая договора. Выследив промысловиков, тлинкиты выплывали на каноэ к скоплениям каланов и открывали по зверю пугавший его ружейный огонь. Каланы расплывались, оставляя промышленников ни с чем. Индейцы продолжали и убивать оказавшихся в удобном для них месте поодиночке или маленькими группами промысловых работников, после чего быстро скрывались, и формально доказать их причастность к убийству оказывалось невозможным. В конце концов Российско-американская компания приняла решение прекратить промысел калана возле населенных тлинкитами побережий. Кроме того, покинувшим остров Ситка тлинкитам-киксади было разрешено вернуться на родную землю при условии поселения непосредственно возле Новоархангельска – под жерлами крепостных пушек.

Русско-тлинкитская война 1802 – 1805 гг. окончилась, с точки зрения великодержавных взглядов империй XIX в., победой российской стороны: Российско-американская компания смогла вернуть утраченный остров Ситка и отомстить за разрушение Михайловской крепости тлинкитскому клану киксади. Однако, общий итог противостояния скорее выглядел как «ничья»: Компания так и не смогла прямо подчинить индейцев своей администрации, а от промысла каланов в тлинкитских водах, который и стал главной причиной войны, Компании пришлось-таки отказаться, т.е., в экономическом плане победа осталась за индейцами. Отдельные малозначительные столкновения между российскими колонистами и индейцами-тлинкитами происходили и после 1805 г. Кстати, формальное окончательное примирение с Россией было объявлено тлинкитскими племенами только в октябре 2004 г., при этом в церемонии перед тотемным столбом, изображающим вождя Катлиана, принимала участие прапраправнучка А. Баранова Ирина Афросина. Тяжесть и неопределенный исход войны с индейцами показал, что возможности расширения Российской империи не безграничны, и она достигла своих максимальных пределов на востоке. почему продали аляскуОтсутствие регулярной и быстрой связи с российским центром так и не позволило установить в Русской Америке прямое имперское правление. Колонии, подчинявшиеся Российско-американской компании, продолжали свое медленное развитие, их население понемногу увеличивалось, открывались ярмарки и школы. Но доходность их по-прежнему оставалась очень сомнительной: природные запасы морского зверя в местностях, хорошо подконтрольных русским, из-за активного промысла быстро истощались, а в другие районы промысловиков не пускали индейцы. Связь с Санкт-Петербургом, перевозка товара и других грузов через Сибирь по-прежнему поглощали огромные средства из бюджета Компании, открытый экспедицией И. Крузенштерна и Ю. Лисянского морской путь вокруг Азии и Африки тоже оказался очень дорогостоящим.

В 1853 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Муравьев-Амурский впервые высказал предложение о целесообразности продажи аляскинских земель Соединенным Штатам Америки, которые к тому времени расширили свою территорию до тихоокеанского побережья. Американские капиталисты: скупщики пушнины, золотоискатели, лесопромышленники и др., постоянно нуждались в приобретении новых земель для развития своего дела. 30 марта 1867 г. представитель российского императора кто продал аляскуАлександра II барон Эдуард Стекль и представитель президента США Эндрю Джонсона Уильям Сьюард подписали в американской столице Вашингтоне договор о передаче Россией Соединенным Штатам всех ее территорий в Аляске, на архипелаге Александра, Алеутских островах и еще некоторых островов в Беринговом море. Американской стороной было уплачено в российскую казну 7,2 млн. долларов (по 1,9 цента за акр). 18 октября 1867 г. в Новоархангельске состоялась официальная церемония передачи земель Русской Америки США. Большинство вырученных от сделки средств пошло на развитие в России железнодорожного транспорта, который тогда только начал осваиваться на бескрайних российских просторах. Многие русские поселенцы, обжившиеся или даже родившиеся в аляскинских колониях, не пожелали уходить и остались под юрисдикцией США, установивших здесь свои военные администрации. как выглядели тлинкиты когда их земли перешли сша

как сейчас выглядит место где русские воевали с индейцами

Вид на город Ситка (бывший Новоархангельск) в наши дни

Отношения между тлинкитами и сменившими русских американцами развивались, в общем, в прежней хорошо или плохо индейцам в аляске что они отошли сшаманере, когда локальные военные столкновения сменялись неустойчивым миром. Правда, противостоять американцам, державшим у берегов Аляски не слишком многочисленный, но все же профессиональный военный флот, было значительно труднее. Более страшными, чем американские пушки, для индейцев стали завозимые белыми заразные болезни, к которым у аборигенов не имелось иммунитета. Эпидемии привели к значительному сокращению численности индейцев. Приход американских промышленников способствовал еще большей активизации товарообмена среди коренного населения, как выглядят индейцы которые воевали с русскимипоявился денежный оборот. В то же время как никогда раньше тесные контакты индейцев с американцами привели к быстрому разложению традиционного уклада жизни: тлинкиты нанимались рыболовами, рабочими, поступали на службу американской администрации. В новых условиях все больше они отдавали предпочтение американским законам над своими древними обычаями, американской моде – над собственной национальной культурой. В настоящее время тлинкиты по-прежнему проживают на своих исконных землях на юго-востоке американского штата Аляска и на соседней территории Канады, теперь уже деля эти земли с многочисленными белыми гражданами. Численность тлинкитов в настоящее время составляет около 19,4 тыс. человек (в 1805 г. составляла предположительно 10 тыс. человек).

мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

 

3 комментария

  1. Вова

    Сегодня 7, 2 млн долларов эквивалентны 123 миллионам. На рубли примерно 9 миллиардов.

  2. Толмач

    Даже с учетом сегодняшнего анализа ДНК происхождение тлинкитов не определено. Даже есть версия, что очень давно какие-то путешественники дошли до этих мест и остались здесь жить.

  3. Albert

    Тлинкиты были востребованы во 2ой Мировой, как хорошие кодировщики. Враги не могли его взломать. Кроме спецслужб никто не знал о работе этих шифровальшиков, даже их семьи.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Обязательные для заполнения поля отмечены *

*

11 − 5 =