Кровавый мех: Ситкинская война (часть I) - history-thema.com История - от древности до наших дней
кто не знает прошлого - не оценит настоящего ⌚who do not know the past - will not be able to evaluate the present
Главная » Запад » Кровавый мех: Ситкинская война (часть I)

Кровавый мех: Ситкинская война (часть I)

После того как Московское государство в начале XVII в. сокрушило располагавшееся по Оби и Иртышу Сибирское ханство, захватив его территорию, основав в западно-сибирских землях ряд опорных пунктов, началось активное проникновение русских первопроходцев, казачьих отрядов, купеческих караванов дальше на восток. Сибирь с ее очень суровыми зимами, препятствующими широкому распространению земледелия, отдаленностью от древних торговых путей, была очень редко населена, и ее народы по уровню развития хозяйства и, соответственно, культуры сильно отставали от населения Европейской части России. Основой хозяйства коренных народов Сибири были охота, рыболовство, оленеводство. Однако пушной зверь, в изобилии водившийся в сибирской тайге, которого местные жители умели мастерски добывать, являлся в старые времена источником одного из самых ходовых на международном рынке товаров – мехов. Пушнина имела огромную ценность и на Западе, и на Востоке. Русские купцы везли в Сибирь по торным путям и рекам высоко ценившиеся, в свою очередь, у местных народов железные инструменты, зачем россия присоединяла сибирь и аляскуткани, соль, порох и выменивали их на меха. Разумеется, царские власти России заботились, прежде всего, о выгоде своих торговцев, укреплении влияния русского трона, пополнении царской казны. Одной мирной торговлей дело не ограничивалось, и царские воеводы одни сибирские племена уговаривали вступить в российское подданство обещаниями увеличить ввоз товара, предоставить защиту от врагов, другие просто покоряли силой. В итоге и добровольно присягнувшие русскому царю, и покоренные силой оружия племена попадали в целом в одинаковые колониальные условия, главным из которых было обязательство платить ясак – дань, в царскую казну. То есть, часть добытых шкур пушного зверя коренные сибиряки должны были безвозмездно отдавать занимавшихся сбором ясака царским чиновникам.

Несмотря на то что Сибирь в несколько раз превосходила по территории собственно русские земли, уже к 40-м гг. XVII в. русские военные экспедиции, покоряя племена, жившие вдоль больших сибирских рек, и возводя деревянные укрепления-остроги (которые легко могли бы разрушить войска европейских стран, но не вооруженные луками и копьями с каменными наконечниками местные воины-аборигены), вышли к Охотскому морю. Сибирь еще очень долго не была той полноценной и неотъемлемой частью Российского государства, которую мы знаем сейчас: русское население ее было немногочисленно и представлено в основном жившими при деревянных крепостях казаками, вступавшими в брак с женщинами из местных народов и заводившими от них детей, командированными из собственно России военными командирами и чиновниками, священниками, еще довольно редкими ссыльными поселенцами и совсем редкими добровольно решившими освоить неведомую землю крестьянами. Русские поселения концентрировались возле расположенных вдоль рек деревянных укреплений, в которых размещались для контроля над покорностью местных племен гарнизоны небольшие, но вооруженные огнестрельным оружием – безусловным аргументом в противостоянии с намного превосходящими колонистов в численности аборигенами. Сами русские крепости в Сибири тоже могли располагаться очень далеко одна от другой, связь между ними поддерживалась в основном по рекам: летом – на лодках, дощаниках и баржах, зимой – по льду на оленьих и лошадиных упряжках. По рекам прибывали и торговцы. Между крепостями простирались обширные просторы тайги, в которой охотились местные жители. Но и местные селения располагались обычно на значительном отдалении одно от другого, поскольку суровая тайга не могла прокормить слишком густое население. Огромные территории, лежавшие в стороне от основных речных путей, оставались непокоренными, и там еще долго продолжали жить племена охотников и рыболовов, не знавшие притеснений со стороны царских воевод, обмана нечестных купцов, ни с кем не делившиеся против своей воли с трудом добытым богатством. Владения российской короны протягивались от Урала до Тихого океана как бы вытянутыми извилистыми и разветвленными полосами вдоль крупных сибирских рек. Чем дальше от Европейской России и главного опорного пункта на пути в сибирскую глубь – города-крепости Тобольск, находился острог контролировавшей окрестные земли царской администрации, тем дольше и хуже была его связь с высшими властями, тем реже осуществлялся подвоз продовольствия, оружия, боеприпасов. Воеводы переманимали на службу воинов некоторых местных племен, вооружая их огнестрельным и стальным холодным оружием, в обмен на верность предоставляя их племени льготы при взимании ясака, организации торговли с русскими купцами.

В 1648 г. разведывательный отряд казаков и промышленников под руководством Федота Попова, Семена как русские вышли к америкеДежнева и Герасима Анкидинова открыл Берингов пролив, отделяющий Евразию от Америки. Сама экспедиция до Америки не добралась, но в ходе морской бури, в которую она попала, лодки с некоторыми ее участниками были, предположительно, унесены на Аляску, где основали впоследствии исчезнувшее поселение. Русское освоение самых отдаленных от Европейской части России областей – крайнего северо-востока Евразии, проходило особенно долго, растянувшись примерно на столетие. В 1741 г. русский мореплаватель датского происхождения Витускак русские попали в америку Беринг, сначала обследовав Камчатку, наконец, сумел достичь берегов Аляски, нанести на карту часть линии ее побережья и Алеутские острова. На обратном пути он умер от цинги. Открытия В. Беринга побудили царские власти и промышленников к дальнейшему освоению северо-западного американского побережья: помимо обилия, как и в Сибири, лесного пушного зверя, на морских берегах там обнаружилось множество лежбищ морских котиков, в тихих заливах обитали выдры-каланы («морские бобры»), шкуры которых тоже имели огромную ценность. Однако почти одновременно с русскими первопроходцами к тихоокеанскому побережью Америки вышли британские и американские мореплаватели, прибывавшие туда длинным морским путем: огибая оба американских континента мимо мыса Горн в Южном полушарии. По километражу морской путь из Соединенных Штатов Америки, в то время занимавших только территории вдоль атлантического американского побережья, и из Великобритании на американский северо-запад был в несколько раз длиннее пути из России через Сибирь. Однако он был намного проще: кораблю следовало только плыть и плыть по океанским просторам, время от времени лишь борясь со штормами. Плавание по сибирским рекам было очень трудным: надо было постоянно грести, бороться с течением, преодолевать волоки. Значительное количество грузов можно было доставить в дальние остроги только зимой на санях по льду. В среднем путь через Сибирь к Тихому океану или обратно занимал около года из-за частых остановок, когда надо было дожидаться крепкого ледостава или, наоборот, полного схода речного льда. Через тайгу, быстро зарастающую, к тому же, часто скрывавшую враждебное население, регулярных дорог практически не было. Прибывшие в редкие остроги на побережье Тихого океана – в этой части очень бурливого и обильного туманами, путешественники должны были еще месяцами ждать установления достаточно ясной погоды, чтобы, наконец, отправиться к американским берегам. Таким образом, американские и британские мореходы достигали Северо-Западной Америки быстрее русских колонизаторов, однако американцы и англичане не имели своих колоний поблизости, поэтому долгое время ограничивались только торговлей с местным населением. Русские же, высаживавшиеся на американском побережье, могли поддерживать достаточно регулярную связь по морю со своими опорными пунктами на Камчатке, поэтому довольно скоро приступили к строительству острогов и здесь.

когда россия стала осваивать аляску

Открытие русскими пути в Америку через Тихий океан

как россия осваивала аляску

Российская империя в конце XVIII в.

Освоение столь отдаленных от российской столицы – Санкт-Петербурга, земель требовало очень больших затрат, которые не могли быть окупаемыми для императорской казны (Россия была провозглашена империей в 1722 г.). Поэтому российское правительство учредило купеческую организацию – Российско-американскую компанию, что было юридически оформлено в 1799 г. указом императора Павла I. Компания, занимавшаяся в Америке добычей пушнины и ее последующим вывозом и сбытом, пользуясь государственным покровительством, на собственные средства возводила остроги и поселения, выстраивала отношения с местными народами. Ее первыми председателями стали купец Григорий Шелихов – уроженец Белгородской губернии, в молодости перебравшийся заниматься торговыми делами в Сибирь, и представитель правительства дипломат Николай Резанов. Еще в 1784 г. экспедиция Г. Шелихова начала освоение эскимосского острова Кадьяк у юго-западного побережья Аляски, где было основано поселение Павловская гавань. С первых же шагов колонисты начали подчинение местных племен с целью сбора ясака и обращение их в христианскую веру. В 1791 г. русские поселенцы П. Лебедева-Ласточкина появились на берегах залива Кука на юге Аляски, где заложили крепость Николаевский редут на месте нынешнего американского города Кенай в землях индейцев танаина (кенайцев). В следующем году, продвинувшись от Николаевского редута несколько вглубь материка, русские основали поселение возле крупнейшего озера Аляски Илиамна.

что представляли из себя российские колонии на аляске

Павловская гавань. Гравюра 1796 г.

где жили русские в америке

Южное побережье Аляски в районе Кеная

Общее административное руководство русскими колониями в Америке с 1790 г. осуществлял кто командовал войной русских против индейцевуправляющий Г. Шелихова, получивший должность Главного правителя русских поселений, выходец из купцов российского Европейского Севера Александр Баранов. Он продолжил освоение северо-тихоокеанского побережья Америки и строительство в местах, богатых пушным зверем, новых колоний. В 1796 г. на берегу залива Якутат в землях индейцев-тлинкитов (колошей), где американское побережье делает резкий поворот на запад – к полуострову Аляска, он основал одноименную крепость, при которой было построено поселение Новороссийск. Продвигаясь вдоль побережья далее на юг, русские под предводительством А. Баранова выстроили крепость Михайловскую у залива на западном берегу большого гористого острова Ситка (Ситха), населенного также индейцами-тлинкитами. Эти места были особенно богаты скоплениями морских выдр-каланов.

Собственно русские в российских колониях Северной Америки составляли меньшинство населения. Ими как выглядели русские поселения в америкебыли представлены управляющие и служащие Российско-американской компании, моряки, мастера, священники, охранявшие поселения и занимавшиеся непосредственной добычей зверя казаки. Бóльшая часть жителей подчинявшихся Компании поселений состояла из аборигенов Аляски – в основном алеутов и эскимосов: жен русских поселенцев (женщины из России отнюдь не горели желанием отправляться в столь далекое, трудное и рискованное путешествие, в связи с чем переселенцы обычно женились на обращенных в православие местных женщинах), аборигенов, поступивших в колонии на работу, воинов заключивших с зачем русские впервые поплыли в кругосветное плаваниерусскими союз племен. Российско-американская компания продолжала остро страдать из-за крайней удаленности американских поселений от экономически активных областей России, так как всякий проезд через Тихий океан и Сибирь, не говоря уже о провозе товара, требовал очень больших финансовых затрат. Колонии плохо снабжались из России, местным управителям в отсутствие регулярной связи с сибирскими государственными администрациями приходилось вести всю основную политику на свой страх и риск. Это побудило Российско-американскую компанию финансировать в 1803 г. первое русское кругосветное плавание капитанов Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского, чтобы попытать возможность открытия морского пути в Америку из Петербурга. Хотя по километражу путь из Санкт-Петербурга в русскими поселения Америки через Сибирь был намного меньше, чем плавание в обход обеих Америк или Африки с Южной Азией, корабль по ровному океану шел гораздо быстрее и грузов вез больше, чем движущиеся по трудным сибирским дорогам упряжки, преодолевающие течение рек маломерные суда.

какой была русская америка

Российская колонизация Аляски в конце XVIII – начале XIX вв.

При укреплении своих позиций Российско-американская компания действовала по типичной длякак началась вражда между русскими и тлинкитами острова ситка колониальной эпохи схеме, используя в этих целях вражду между группами аборигенов. Строительство Михайловского укрепления у залива на острове Ситка стало возможным в связи с тем, что два обитавших здесь клана тлинкитов – киксади и дешитан, находились в состоянии войны. Жившие на месте возведенной крепости киксади во главе с вождем Скаутлельтом, через некоторое время крестившимся и принявшим в православии имя Михаил, разрешили русским поселиться на их территории и развернуть промысел каланов в обмен на поддержку против дешитан.

Тлинкиты жили селениями вдоль рек и на побережье морских бухт. Селение могло насчитывать от 5 до 25 домов, построенных из дерева, с двускатной крышей. Входом в дом служило относительно небольшое отверстие на некотором возвышении от земли, куда поднимались по приставной лестнице, а рядом кто такие тлинкиты колошиставили служивший для религиозных церемоний культовый столб-тотем с резными изображениями людей и животных. Вход в жилище был всегда обращен в сторону воды (реки или бухты). В доме размещался очаг, дым которого уходил через отверстие в крыше. В качестве домашней утвари использовались деревянная посуда, циновки из древесной коры. Вещи, меха, ткани хранились в деревянных ящиках или сундуках. Население одной деревни составляло от 100 до 1000 человек. Несколько родственных деревень составляли территориальную общность куан. Каждое селение возглавлялось вождем, имелся также общий, верховный вождь куанов. Русские называли индейских вождей, как и вообще вождей северных и сибирских народов якутским словом «тойон». Жители одного селения принадлежали к одному роду, возводили свое происхождение к общему не слишком далекому предку. Каждый дом в селении занимала большая семья из нескольких поколений. В социальном отношении семьи не были равны: ведущий голос в общинных делах принадлежал наиболее богатым семьям, а вождем селения был глава самой знатной семьи. Также и селения одного куана не были равны: существовали знатные и незнатные роды. Знатные семьи владели рабами из захваченных на войне пленных. Главы семейств заседали в родовом совете. Семьи и роды возглавлялись мужчинами, но принадлежность к роду определялась по материнской линии.

Жилища тлинкитов возле Новоархангельского порта. 1844 г.

с какими индейцами воевала россия

Тлинкиты на каноэ

Основным занятием тлинкитов была рыбная ловля в реках и на море. Но для повышения своего материального благосостояния они регулярно охотились на разных животных, шкуры которых ценились соседними народами (прежде всего, индейцами-атапасками – основными торговыми партнерами тлинкитов) и время от времени приплывавшими к северо-западному побережью Северной Америки американцами и британцами. Торговля занимала очень важное место в хозяйстве тлинкитов: активный товарообмен с другими народами делал их одними из наиболее богатых и влиятельных среди прочих аборигенов американского северо-запада. Рыболовные и охотничьи угодья находились в собственности родов, но каждая семья в роду пользовалась их своей определенной частью. Земледелия на момент контактов с русскими тлинкиты не знали, однако у них были хорошо развиты ручные ремесла, в особенности обработка дерева. Из дерева тлинкиты строили лодки-каноэ. Искусные ремесленники высоко ценились в обществе, хорошее владение ремеслом позволяло простому общиннику приблизиться к знати. Также тлинкиты владели холодной ковкой меди. Одевались в одежду из шкур оленей или тюленей. Летом мужчины носили кожаные рубахи, а женщины – длинные рубахи-платья. В прохладную погоду надевали еще меховые накидки. Зимой (в месте расселения тлинкитов зимы относительно мягкие) надевались соединенные с мокасинами – мягкой кожаной обувью, штаны. Голову тлинкиты покрывали плетеной шляпой. Одежда и домашняя утварь, тотемные столбы красочно разрисовывались орнаментом. Тлинкиты украшали и свое тело, разрисовывая различными узорами лицо, прокалывая ноздри и уши, чтобы вдеть туда колечки и разноцветную шерсть; собирали волосы в пучок на верху головы или же старательно спутывали волосы и затем намазывали жиром. Женщины вставляли особые украшения в проколотую нижнюю губу. Младенцам после рождения специально деформировали череп, чтобы верхняя часть головы была несколько вытянутой назад.

Как и у других коренных народов Северной Америки, в основе религиозных представлений у тлинкитов лежало одухотворение окружающего мира, вера в различных духов, в том числе тотемов – мифических существ, основателей родоплеменных групп. Служители культа – шаманы, по народным представлениям, умевшие вступать с духами в контакт, пользовались особым почитанием и наряду с вождями входили в знатную прослойку общества.

Будучи одним из самых богатых народов северо-запада Северной Америки, тлинкиты были вынуждены икак выглядели воины индейцев тлинкитов воевавших с русскими защищать свое богатство от посягательств как со стороны других народов, так и соперничающих сородичей из других куанов. Также для увеличения своего богатства они бывали не прочь отправиться в поход за добычей в чужие земли. В качестве оружия тлинкиты использовали деревянные палицы, на конце которых вставлялся ударный камень, кинжалы из меди и железа, луки со стрелами. Выступая в бой, тлинкиты надевали деревянные панцири и шлемы. Шлемы имели забрала с устрашающими личинами. Сражаться тлинкиты могли не только на суше, но и на воде, передвигаясь на каноэ, при этом успешно использовали весла как боевые палицы. У британских и американских торговцев тлинкиты приобретали ружья, пули и порох, которые использовали как на охоте, так и на войне.

Торговля с анличанами и американцами была особенно важна для тлинкитов, населявших богатый каланами остров Ситка. Индейцы добывали каланов, а шкуры их обменивали у белых мореплавателей на огнестрельное оружие, фабричные ткани, спиртное. Приход на остров русских, построивших Михайловскую крепость, тлинкитский клан киксади поначалу встретил с воодушевлением: индейцы ожидали от них не только военной помощи против враждебных дешитан, но и более эффективной, чем от издалека приплывавших англосаксов, торговли. Однако русские обосновались на Ситке вовсе не для торговли: не имея возможности в большом количестве привозить ценные для тлинкитов товары через Сибирь и Тихий океан, они намеревались самостоятельно вести промысел каланов. Точнее, не собственными руками, а руками поступивших на службу Российско-почему между русскими и индейцами тлинкитами началась войнаамериканской компании эскимосов и алеутов, которые были привезены в Михайловскую крепость. Прибывшие на Ситку эскимосы принадлежали к народу чугач с южного берега Аляски. Между тлинкитами и чугачами шла давняя вражда. Русский морской офицер Г. Давыдов, служивший на Ситке, сообщал, что промышленники пытались силой овладевать индейскими женщинами, во время выходов за каланами бесцеремонно присваивали запасы из лесных хранилищ местных жителей. Но хуже для ситкинских индейцев было другое: промышленники начали в их водах такой интенсивный промысел каланов – животных вообще не пугливых по натуре, что почему воевали русские и индейцы колошиприбрежные угодья стали оскудевать. За несколько лет с острова Ситка в Россию были вывезены десятки тысяч калановых шкур. Местные тлинкиты не могли мириться с тем, как уменьшается число каланов, служивших главным объектом их собственного торгового промысла. Если сначала они смотрели на российских колонистов как на выгодного торгового партнера, который будет дешевле, чем англичане и американцы, продавать им европейские товары, то теперь в их глазах колонисты превратились в разорителей их угодий. В этом с индейцами стали проявлять солидарность и англосаксонские торговцы, которые теперь не могли закупать у них каланьи меха в прежнем количестве.

где русские воевали с индейцами

Побережье острова Баранова (Ситка)

Около 1800 г. между тлинкитскими кланами киксади и дешитан был заключен мир. Таким образом, киксади утратили всякую заинтересованность в пребывании на острове русских и союзных тем чугачей и алеутов, начали все больше подумывать об изгнании разорявших их охотничьи угодья колонистов. Тогда же главный правитель русских поселений А. Баранов отбыл с Ситки на остров Кадьяк, и всю местную политику с русской стороны остался на свой страх и риск вести глава ситкинской партии В. Медведников. В 1801 г. между тлинкитами и колонистами произошла решительная ссора, связанная с тем, что последние заковали в кандалы знатного индейца. Вскоре воды Ситки посетил британский бриг «Юникорн», которым командовал известный своими авантюристичными наклонностями капитан Генри Барбер. Он очень тесно контактировал с ситкинскими вождями, в том числе закупал у индейцев каланьи меха, взамен снабдив тлинкитов огнестрельным оружием и выпивкой. Впоследствии это дало основание российским властям обвинить именно Г. Барбера в подстрекательстве индейцев к действиям против русских, хотя данная версия, внесенная в отчет Компании и потому долгое время считавшаяся официальной, не располагает убедительными доказательствами. Другие исследователи склонны считать главным подстрекателем не Г. Барбера, а находившегося в то же время на Ситке американского капитана судна «Глоуб» Уильяма Каннингема, в ультимативной форме, под угрозой полного прекращения торговли, потребовавшего от тлинкитов изгнать русских с острова. Достоверно известно то, что в 1802 г. на Ситке появились шестеро американцев (русские называли их «англичанами»), которые считались высаженными с корабля то ли того же Г. Барбера, то ли другого капитана Джона Крокера за какие-то проступки матросами. Возможно также, что они просто дезертировали. Трое из них были приняты в Михайловскую крепость на работу, трое поселились среди индейцев.

Зимой 1802 г. на острове Адмиралти в куане Хуцнуву состоялось собрание тлинкитских вождей, на котороекак индейцы начали воевать с россией с Ситки прибыл и Скаутлельт-Михаил, имевший своим крестным отцом самого А. Баранова. Бедственное положение, которое терпели в торговле ситкинские индейцы, не могло не привлечь внимания других тлинкитских родов, так как Ситка была главным торговым пунктом каланьими мехами. Упадок торговли ситкинцев с англосаксами неблагоприятно сказывался и на экономическом состоянии остальных тлинкитов, которые, в свою очередь, перекупали у жителей Ситки британские и американские товары. Под нажимом других вождей Скаутлельт согласился разорвать договор о добрососедстве с русскими. Собрание приняло решение о начале войны с российскими колонистами и их союзниками для их изгнания из тлинкитских охотничьих угодий. Сбор большого войска планировалось провести весной здесь же, в Хуцнуву. Затем предполагалось выждать ухода основной части колонистов-мужчин из Михайловской крепости на Ситке на промысел, после чего захватить и разрушить крепость и тогда уже, подстерегши промышленную партию в узком проливе, окончательно разгромить ситкинскую колонию.

Однако первыми военные действия начали тлинкиты, жившие в окрестностях крепости Якутат у резкогос чего началась русско тлинкитская война поворота североамериканского побережья на запад. В мае 1802 г. якутатские индейцы атаковали промышленную партию И. Кускова из 900 аборигенов и свыше десяти русских в устье реки Алсек. Промышленники смогли эффективно организовать свою оборону, и после нескольких дней боев с ружейной стрельбой тлинкитские воины были вынуждены прекратить нападения. Посчитав русских слишком сильным противником, якутатские тлинкиты предпочли заключить с ними мир.

мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

 

5 комментариев

  1. Елена

    Интересно.

  2. Ян (бобр)

    Вначале были маленькие племена, а потом они стали объединяться и превращаться в народы, то есть в большие племена. И эти уже совсем большие племена пошли грабить тех, кто не объединился в свое время. Плохо быть членом маленького племени. Плохо быть индейцем. Плохо быть тлинкитом.

  3. Nest

    И тут соревнование американцев с русскими 🙂

  4. Римма

    Из-за каких-то шкур тащиться к черту на кулички…🤔

  5. Лукич

    Цитата: “обменивали у белых мореплавателей на огнестрельное оружие, фабричные ткани, спиртное”. Спирт самое эффективное оружие, которое и погубило индейцев. Тлинкитов осталось всего 10 тысяч.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Обязательные для заполнения поля отмечены *

*

16 − девять =