кто не знает прошлого - не оценит настоящего ⌚who do not know the past - will not be able to evaluate the present
Главная » Кавказ » В горах за Тереком: история и культура чеченского народа (часть VIII)

В горах за Тереком: история и культура чеченского народа (часть VIII)

Наступивший после окончания войны 1994 — 1996 гг., в обиходе получившей название Первой Чеченской, период характеризуется новым усилением роли мусульманской религии в быту, общественной и политической жизни чеченского народа. Несмотря на проводившуюся в советское время правящей Компартией антирелигиозную политику, религия еще со времен шейха Мансура и Шамиля была неотъемлемой частью национальной культуры и национального самосознания чеченцев. После падения что было в чечне после первой войнысоветского режима на волне стремлений к национальному возрождению происходило и возрождение религиозных сознания и традиций. Исполнявший полномочия президента Республики Ичкерия вместо погибшего Д. Дудаева З. Яндарбиев издал указ о замене светских судов на шариатские. Для шариатского судопроизводства требовалось наличие большого числа специалистов в области исламского права, в связи с чем чеченское государство поощряло выезд молодежи в имеющие мировую известность исламские религиозные институты в арабских странах и, наоборот, въезд в Чечню религиозных проповедников оттуда. Особую известность в это время приобрел Али кто проповедовал в чечне исламФатхи аш-Шишани — чеченец из иорданской диаспоры. Глава Республики Ичкерия: первое время — исполняющий обязанности президента З. Яндарбиев, с 12 февраля 1997 г. — избранный президентом А. Масхадов, в принятии политических решений консультировались с высшим духовно-административным лицом — муфтием, должность которого в 1995 — 2000 гг. занимал Ахмат Кадыров. В то же время побочным следствием поддерживавшегося в Чечне на правительственном уровне религиозного возрождения после длительного периода непризнания религии в советском государстве стал новый социальный конфликт: уже на религиозной почве. В советское время мусульмане СССР по причине закрытых как жила чечня между двумя войнамигосударственных границ и препятствования религиозному просвещению со стороны властей не могли изучать религию в мировых учебных заведениях. Отсутствие контактов с остальным исламским миром способствовало глубокой консервации местных религиозных традиций и представлений. В арабских странах после распада Османского Халифата распространился так называемый салафизм — возвращение к изначальным исламским религиозным представлениям времени самого пророка Мухаммада, отказ от исповедания наслоившихся на мусульманскую религию в более поздние времена вторичных вероучений, стремление подражать во всех сферах жизни пророку Мухаммаду и его сподвижникам. В Чечне и Дагестане до окончания Первой Чеченской войны преобладал укрепившийся со времен османского влияния суфизм — полумистическое религиозное течение, сложившееся в Аббасидском Халифате и основанное на духовном совершенствовании человека путем подражания наставнику (шейху, устазу, муршиду) и выполнения под руководством того различных поклонений, непререкаемости духовного авторитета наставника. Последователем суфийского течения кадирия, учение которого принес в Чечню Кунта-хаджи Кишиев, был и муфтий Ичкерии А. Кадыров. Однако приезжавшие в Чечню миссионеры из арабских стран и возвращавшиеся чеченские студенты их институтов проповедовали салафитское учение. Оно категорически отвергало как многие основные положения суфизма (в частности, институт фактического посредничества наставников между прочими людьми и высшими силами), так и местные религиозные обряды, например, почитание могил духовных деятелей, обращение к душам умерших религиозных авторитетов за заступничеством перед Богом. Салафизм получил очень широкое распространение в Чечне после войны 1994 — 1996 гг., особенно среди молодежи. До конца лета 1998 г. преимущественно из его последователей назначались кадры шариатских судов и Шариатской гвардии —что было в чечне между первой и второй войной силовых подразделений, выполнявших полицейские функции. Руководителем Шариатской гвардии был назначен один из влиятельных и известных своей религиозностью чеченских командиров Абдул-Малик Межидов. Салафитами был открыт собственный исламский институт в Чечне — «Талибан». В то же время между салафитами и суфиями началось типичное для свойственного Чечне весьма категоричного менталитета идеологическое противостояние. Обе стороны обвиняли друг друга в религиозной ереси и пытались воспрепятствовать распространению учений друг друга в обществе. Призывы салафитов к полной перестройке государства и общества в соответствии с исламскими положениями вызывали неприятие консервативно настроенных как политических деятелей, так и простых обывателей, поскольку исламское вероучение требовало отказа от многих устоявшихся в чеченском обществе обычаев и привычек. В частности, кровной мести, похищения невест, сопровождающихся музыкой увеселений, этнической замкнутости и идей национального превосходства.

Религиозные противоречия были далеко не единственным, что вносило раскол в чеченское общество и провоцировало новые внутренние конфликты. После войны в обороте оказалось множество оружия, что способствовало расцвету преступности и саботажу различными вооруженными группировками постановлений центральной власти. Многие участники воевавших против российских войск боевых групп не спешили складывать оружие, а предпочитали играть роль «крыши» для чеченских предпринимателей, с помощью этого оружия выясняя отношения между собой. С оружием не хотели расставаться и группировки, занимавшиеся политической деятельностью, рассчитывая использовать силу в случае неразрешимых споров с центральной властью или друг с другом. Нередко под идеологическим обоснованием вооруженные группировки совершали противозаконные действия, и порой трудно было отличить политическую партию от обыкновенной банды. Уровень преступности возрастал, несмотря на максимально жесткие меры по ее подавлению, которые только могло применить правительство Ичкерии. Грабежи, разбои, похищения людей с целью получения выкупа от родственников, наркоторговля стали обычными явлениями в Чечне. Часто члены преступных группировок совершали преступления в соседних и даже более удаленных российских что было в чечне когда она была независимойрегионах, пользуясь тем, что там их никто не знал, а затем скрывались в Чечне, где не действовала российская власть. Даже принятые в республике в соответствии с шариатским правом публичные казни тяжких преступников давали лишь ограниченный эффект. Простые преступники несли наказание, но с хорошо вооруженными организованными группировками власти не имели сил бороться: те просто под угрозой оружия отбивали своих членов и их родственников у шариатских судов, порой совершенно не стесняясь, на глазах у многочисленных прохожих посреди крупных населенных пунктов и самого города Грозного торговали оружием, наркотиками и даже «рабами» из похищенных за пределами Чечни людей.

А. Масхадов после избрания президентом Республики Ичкерия пытался для наведения стабильности и кто такой аслан масхадовпорядка в Чечне получить от чеченского парламента чрезвычайные полномочия, однако встретил отказ. Довольно быстро он стал терять популярность в политических кругах: желая успокоить внешнюю кто был президентом чечни ичкерииобстановку и предотвратить возможный повторный ввод в Чечню российских войск, он пошел на ряд соглашений с руководством России. Ряд других влиятельных чеченских политиков, в том числе глава правительства Республики Ичкерия Шамиль Басаев (бывший кто такой шамиль басаевзаместитель министра обороны Абхазии), во время войны сыгравший одну из ключевых ролей как исключительно авторитетный и профессиональный боевой командир, обвинили А. Масхадова в попытках постепенно интегрировать Чечню обратно в состав России. Недовольство А. Масхадовым проявляло и руководство Шариатской гвардии, требовавшее упразднения остатков светскости непризнанного государства и установления политической системы, полностью основанной на исламских законах. А также бывший исполняющий обязанности президента З. Яндарбиев, тоже являвшийся противником светскости государства. Поддерживали политику А. Масхадова муфтий А. Кадыров, представлявший интересы недовольных распространением салафизма традиционных чеченских религиозных деятелей, руководство Национальной гвардии во главе с братьями Ямадаевыми и командир одного из наиболее профессионально подготовленных и боеспособных военных формирований Ичкерии Руслан Гелаев. Фактически в руководстве республики происходил раскол на поборников национальных традиций, рассматривавших некоторые элементы исламского правления лишь как часть национальной культуры, в целом же ориентировавшихся на светские политические стандарты, сближение с демократическими государствами Запада (к этому лагерю в то время и принадлежал президент Ичкерии А. Масхадов), и сторонников полной исламизации общественной и политической жизни Чечни.

На фоне с трудом поддерживаемого внутреннего правопорядка и политического противостояния руководство Республики Ичкерия пыталось найти поддержку у мирового сообщества: главным образом у стран НАТО — геополитического оппонента России еще со времен СССР, и стран мусульманского мира. Руководство европейских государств и США обыкновенно критиковало руководство России за жесткую как мусульманские страны помогали чечнеполитическую линию в отношениях с Чечней, неуступчивость в российско-чеченских переговорах, однако не предпринимало никаких мер в поддержку интересов Ичкерии. Из мусульманских стран в Чечню поступала частная материальная помощь, прибывали религиозные миссионеры и военные специалисты, помогавшие подготавливать боевые кадры, однако их правительства занимали сторону невмешательства. Также чеченские власти пытались налаживать отношения с влиятельными политическими фигурами в других северокавказских республиках — субъектах Российской Федерации. В Чечне активно распространялась идея объединения народов Кавказа для борьбы за достижение политической независимости, кто такой мовлади удуговпередовым выразителем которой был занимавший должности министра информации и печати, министра иностранных дел Республики Ичкерия Мовлади Удугов. Важнейшим сплачивающим фактором он считал, как в свое время кавказские духовные лидеры, призывавшие к борьбе с царской Россией и советской властью, мусульманскую религию. Ислам как основу политической и общественной жизни в постсоветской Чечне первым из ее публичных деятелей рассматривал именно М. Удугов. В то же время были популярны и идеи национальной самоизоляции, отказа от вступления Чечни в какие-либо стойкие интернациональные альянсы, что отвечало выработавшемуся у чеченцев в годы советских притеснений социальному менталитету.

Несмотря на Хасавюртовские соглашения и ряд договоров, заключенных между руководством Республики Ичкерия и руководством России, на границах Чечни с соседними регионами, где дислоцировались российские войска, периодически происходили боестолкновения, иногда весьма значительные, в провоцировании которых обе стороны обвиняли друг друга. В то же время в 1997 — 1999 гг. в Чечне в связи с практически полной свободой предпринимательства и торговли, отсутствия над ними государственного контроля происходило значительное экономическое оживление. Сформировался многочисленный предпринимательский класс; наибольшие доходы приносили бизнесменам нефтяная промышленность и производство бензина, которые, однако велись весьма стихийно, нередко полукустарным способом.

Внутриполитическое противостояние в Чечне достигло критической точки в июле 1998 г., когда группа местных жителей в городе Гудермес в равнинной части Восточной Чечни, где был высок авторитет муфтия Чечни А. Кадырова (еще в советские годы тот проповедовал в местной мечети), атаковала патруль Шариатской гвардии, попытавшийся арестовать местных торговцев запрещенным согласно исламскому кто такие братья ямадаевызакону спиртным. В результате столкновения несколько патрульных было убито. Тогда отряды Шариатской гвардии без согласования с центральным руководством республики попытались захватить Гудермес. Им оказали сопротивление дислоцировавшиеся там отряды Национальной гвардии братьев Ямадаевых, поддерживавших А. Кадырова — непримиримого противника салафитов. Противоборство двух гвардий вылилось в настоящее масштабное сражение, в ходе которых обе стороны понесли значительные потери. Поначалу подразделения Национальной гвардии, не выдержав натиска шариатских отрядов, среди которых было имеющее специальную боевую подготовку подразделение под командованием Арби Бараева, начали отступать, однако после того как на подмогу ей подошла другая группировка специального назначения — под командованием Р. Гелаева, Шариатская гвардия была вытеснена из Гудермеса. После этого А. Масхадов издал указ о расформировании Шариатской гвардии и разжаловании А.-М. Межидова и А. Бараева. Фактически указ выполнен не был: Шариатская гвардия просто перешла на нелегальное положение, продолжая контролировать часть территорий в Центральной и Западной Чечне. 25 июля в Грозном состоялся съезд  приверженных традиционным для Восточного Кавказа суфийским течениям духовных деятелей Чечни, Ингушетии и Дагестана, который высказался за запрет салафитских проповедей. Рассматривая в то время салафитов как партию, склонную к неподчинению и провокационным действиям, А. Масхадов провел кадровые перестановки в шариатских судах, куда стали назначаться лица из числа сторонников А. Кадырова. После этого ряд наиболее влиятельных командиров военных организаций Ичкерии, в том числе уже снятый с должности председателя правительства Ш. Басаев обвинил А. Масхадова в стремлении узурпировать власть, сговоре с российским правительством и предательстве религиозных интересов, потребовал его отставки. Поскольку в подчинении тех находились очень крупные по местным меркам формирования боевиков, которым ничего не стоило оказать эффективное сопротивление оставшимся верным А. Масхадову подразделениям, если бы те захотели привести их к повиновению власти, в Чечне фактически стала развиваться и политическая анархия.

В конце лета — начале осени 1999 г. вышедшие из подчинения центральному руководству Ичкерии боевые как началась вторая чеченская войнагруппировки под командованием Ш. Басаева и руководителя группы добровольцев из разных мусульманских стран, уроженца Саудовской Аравии Самира ас-Сувайлима, более известного как Амир Хаттаб, попытались вмешаться в возникший конфликт между местными мусульманами-салафитами и властями на территории соседнего с Чечней Дагестана. Конечной целью было создание объединенного исламского государства в Дагестане и Чечне. Однако большинство местного населения восприняло приход многочисленных вооруженных людей из Чечни как грубую попытку соседей захватить над ними власть, к тому же опасалось повторения войны 1994 — 1996 гг. уже на собственных землях. Местные жители с что такое чеченские войны что за войны были в чечнецелью не допустить чеченские группировки в свои села начали создавать отряды самообороны. Стянувшиеся затем подразделения российских войск после долгих упорных боев оттеснили формирования Ш. Басаева и Хаттаба обратно в Чечню. По ходу боев в Дагестане российская авиация начала активно наносить ракетно-бомбовые удары и по чеченской территории, в том числе разрушив ряд объектов гражданской инфраструктуры, которые могли быть использованы боевиками для военных целей (электроподстанции, заводы нефтегазового комплекса, грозненский центр телерадиовещания и др.). Понимая, что готовится новый ввод в Чечню российских войск, А. Масхадов объявил всеобщую мобилизацию.

30 сентября 1999 г. под предлогом проведения «контртеррористической операции на территории Чеченской Республики» в Наурский и Шелковской районы Чечни со стороны Ставропольского края и Дагестана вошли и при активной поддержке авиации начали с боями продвигаться в глубь территории республики мощные группировки российских федеральных войск. 4 октября состоялось заседание военного совета Ичкерии, на котором несколько оппозиционных друг другу чеченских командиров, в том числе Ш. Басаев и Р. Гелаев, согласились вести скоординированные действия и разработали совместный план противодействия наступлению российских войск. 15 октября другая группировка российских федеральных сил вошла в Чечню со стороны Ингушетии. Общее командование Объединенной группировкой вооруженных сил России в Чечне, насчитыавшей около 80 тыс. военнослужащих, осуществлял генерал-полковник (позже — генерал армии) В. Казанцев. По оценкам российских специалистов, общая численность всех противостоявших российским войскам чеченских отрядов в 1999 г. насчитывала около 30 тыс. человек. Разгоревшаяся новая война получила обиходное название Второй Чеченской. что такое вторая чеченская война

Поначалу наступление российских войск развивалось довольно медленно: численность чеченских боевыхкто с кем воевал в чечне группировок, ожидавших начало новой войны, была намного выше, чем в 1994 г., равно как и их оперативная подготовка. Однако российское командование тоже учло ошибки и опыт Первой Чеченской войны, а координация действий чеченских вооруженных формирований на этот раз была слабой из-за накопившихся за последние годы политических разногласий. Когда российские федеральные силы подступили к Гудермесу, отряды дислоцировавшейся там под командованием братьев Ямадаевых Национальной гвардии, к которой после событий 1998 г. большинство других чеченских командиров относилось враждебно, перешли на сторону России. Позже они были подчинены Главному разведывательному управлению Министерства обороны Российской Федерации. На сторону российского руководства перешел и муфтий Чечни А. Кадыров, вскоре назначенный гражданским главой Чеченской Республики. Активное участие в военных действиях на стороне России приняли также чеченские национальные формирования под командованием бывшего лидера «антидудаевской» оппозиции Б. когда были войны в чечнеГантамирова. В результате продуманных тактических действий российских войсковых соединений чеченские силы понесли тяжелые потери при прорыве из блокированного и подвергавшегося ожесточенным артобстрелам Грозного в феврале 2000 г. (погибли несколько влиятельных командиров, Ш. Басаев, подорвавшись на минном поле, потерял ступню; с российскойкогда была республика ичкерия стороны погиб генерал-майор М. Малофеев). Это вынудило их спешно когда началась вторая чеченская войнаотступать в горные районы республики с расчетом перейти к рассредоточенным боевым операциям. В марте федеральными войсками России в селе Саади-Котар (в советское время — в чечне была большая войнаКомсомольское; современное Гой-Чу) был окружен основной отряд Р. Гелаева: около полутора тысяч чеченцев и воевавших на стороне Ичкерии выходцев из разных мусульманских стран. В ходе упорных боев, приведших к разрушению села, почти весь отряд был разгромлен, лишь небольшой его части во главе с самим Р. Гелаевым удалось прорваться из окружения и уйти в горы. Весной 2000 г. российские войска, несмотря на большие потери, взяли под контроль все основные стратегические пункты Чечни.

мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

 

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

4 комментария

  1. Спасибо за понятное объяснение.

  2. Эта страница новейшей истории очень запутана и пока не вписывается в рамки сознания человека, ведь было все недавно. Читалось не как историческая статья, а как новостная.

  3. Муфтий Кадыров правильно перешел на сторону федералов. Его решение спасло тысячи жизней потенциальных жертв современной Кавказской войны с обоих сторон.

  4. Такой разброд в такой маленькой риспублике это трагедия.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Обязательные для заполнения поля отмечены *

*

один × 4 =