кто не знает прошлого - не оценит настоящего ⌚who do not know the past - will not be able to evaluate the present
Главная » Кавказ » Независимый дух против самодержавия: Кавказская война (часть XII)

Независимый дух против самодержавия: Кавказская война (часть XII)

Конец 40 – начало 50-х гг. XIX в. – время апогея могущества и влияния Северокавказского имамата. Единственным существеннымчто такое кавказская война успехом русских в этот период было взятие со второй экспедиции (командующий князь М. Аргутинский-Долгорукий) важного опорного пункта Имамата селения Гергебиль в горах Дагестана. Войско мюридов же во главе с самим Шамилем атаковало русское горное укрепление Ахты в землях лезгин и, хотя затем отступило, причинило тому сильные разрушения. В этот период на Северном Кавказе стало складываться формально являвшееся его частью, но по сути независимое второе централизованное государство горцев, возглавляемое наибом Шамиля Мухаммедом Амином Асиялау. Как уже говорилось, на Северном Кавказе имелось две области активного сопротивления российской колонизации: западная, то есть, Закубанье с Черноморским побережьем, где жили многочисленные и сильно разобщенные политически племена адыгов, и восточная, то есть, Чечня и Дагестан, на которые распространял свою единую власть Имамат Шамиля. Этим областям горского сопротивления, разделенным Кабардой, Осетией и Ингушетией, где военные действия вспыхивали лишь эпизодически, соответствовали правый и левый фланги Кавказской укрепленной линии. После завоевания в 30-х гг. XIX в. принадлежавших ранее адыгам земель между рекой Кубанью и ее самым крупным притоком Лабой генералом Г. Зассом российские войска вступили в войну с проживавшим в крутых лесистых горах за Лабой адыгским племенем абадзехов. В связи с ограниченностью пахотных и пастбищных площадей из-за крутизны горного рельефа и высокой лесистости у абадзехов не произошло слишком сильного имущественного расслоения, и практически каждая семья добывала свой хлеб тяжелым трудом на небольших участках земли в узких горных долинах. Высокогорные пастбища зимой покрывались глубоким снегом и для выпаса скота были пригодны только в летнее время. Несмотря на имевшуюся у них знатную прослойку, представители которой стояли во главе местных общин – хаблей, как воевали абадзехиабадзехи сохранили многие родоплеменные традиции и демократический образ правления. Поэтому в их среде особенно успешно шла проповедь Ислама, предусматривающего равенство всех мусульман независимо от их происхождения и имущественного положения. Поэтому же абадзехи, которым, с детства привыкшим к скромному быту и тяжкому хозяйственному труду, чужды были жажда наживы и власти, больше всего дорожили личной свободой, родной землей и ненавидели пытавшуюся подвести их под императорскую руку Россию. С 1842 по 1846 гг. в землях абадзехов по очереди действовали два посланника Шамиля: Хаджи-Мухаммед и Сулейман-эфенди. Они вели среди местного населения проповедь Ислама и мюридизма, призывали к исламскому братству верующих и предписанному шариатом единству мусульман против общего врага в лице иноверцев, коими здесь выступали русские. Абадзехи, жившие в постоянном страхе потерять столь дорогую им независимость, быть завоеванными чужаками, все время бившиеся в горах с русскими военными экспедициями, страдающие от экономической блокады, которую российское командование наложило на почти все Закубанье, в религиозном учении находили объяснение терзавшим их бедам и обоснование необходимости вести беспощадную борьбу против завоевателей. Согласно исламскому учению, Бог вселил в сердца неверных неприязнь к мусульманам, чтобы те в противостоянии с ними могли показать свою преданность Богу. Но успех к мусульманам может прийти только в том случае, если они будут соблюдать и охранять божественный закон, собранный в Коране, и всегда держаться вместе. Абадзехи же на тот момент, как и другие адыги, жили очень разрозненно многочисленными самоуправляющимися общинами, все дела решая по неписаным древним обычаям, а не по шариату. Результатом деятельности первых двух наибов, еще не имевших реальной власти, стало повышение общей религиозности абадзехов, более широкое внедрение шариата в их среде, а главное – готовность к политическому объединению разных абадзехских общин. В 1848 г. Шамиль отправил в очень удаленную от Имамата Абадзехию своего очередного наиба – Мухаммеда Амина, с задачей довести объединение адыгов Западного Кавказа до конца.

О биографии Мухаммеда Амина Асиялау сведений очень мало. Известно, что он родился в 1818 г. – в год начала Кавказской мухаммед аминкак воевали абадзехивойны, в аварском селении Гонода. Отец его был местный дворянин. В то же время, имеются данные и том, что он был по национальности не аварец, а лакец. Часть своего детства он провел среди адыгов, поэтому хорошо владел адыгским языком. Это, а также глубокая преданность Шамилю, мюридом которого он стал в 17 лет, и стало причиной того, что Шамиль назначил его наибом Черкесии (страны адыгов) и Абхазии. Именно за свое беспрекословное повиновение имаму, исключительную ответственность при выполнении поручений он и получил прозвище Амин, что в переводе с арабского языка означает «честный, верный». Черкесия лежала на большом расстоянии от Имамата, отделенная от него несколькими рядами русских укрепленных линий и землями, население которых то симпатизировало мюридам, то склонялось на сторону России. Понятно, что, посылая наместника в землю, которую никак не мог контролировать лично, Шамиль очень тщательно подошел к кандидатуре. В общем, он не ошибся: за все годы, сколько еще продолжал свою борьбу Шамиль, Мухаммед Амин ни разу его не предал, прилагал усилия к стратегическому объединению своего государства с остальной частью Имамата и не делал попыток перейти на сторону России. Благополучно преодолев под видом простого путника все российские кордоны, отделявшие Имамат от Черкесии, наиб в конце декабря 1848 г. вступил в земли абадзехов, где его уже давно дожидались. В конце января 1849 г. на абадзехском хасэ – общеплеменном собрании, Мухаммед Амин произнес речь, в которой объявил, что целью его прибытия является объединение в один союз всего адыгского народа. Абадзехи быстро признали его своим народным вождем, затем началось присоединение к Мухаммеду Амину других горно-причерноморских племен адыгов. Поддержку он в основном находил среди трудовой части населения, так как исламское правление, устанавливавшееся на подконтрольных ему территориях, отменяло все существовавшие у адыгов сословные различия, крепостное право, лишало феодальную прослойку наследственных привилегий. Наиб по своему усмотрению назначал своих управителей в областях обширной горной страны, и местная знать, которой перестал служить подчинившийся ему простой народ, была вынуждена их слушаться, даже если они были простого происхождения.

Разумеется, не все проходило легко и гладко. Если с потерей наследственных привилегий и крепостных работников феодалы после как выглядели знатные адыгинародных выступлений, сотрясавших горы Западного Кавказа в конце XVIII– начале XIX вв., могли смириться, то допускать, чтобы в их вотчинах заправляли назначенные иноземцем простолюдины, для знати было крайне оскорбительно. Поэтому с первых же шагов своих преобразований Мухаммед Амин встретил серьезного противника в лице феодалов, чьи позиции, уже мало значимые среди абадзехов, у других адыгских племен были еще достаточно сильны. И среди простого народа находилось немало тех, кто, хотя приветствовал уравнение населения в правах, был возмущен отменой многих уважаемых обществом, но противоречащих Исламу древних обычаев. Например, внутренние дела племени разбирались, согласно обычаю, советом родовых старейшин – пожилых, умудренных опытом людей, и передача племенной власти в руки назначенцев наиба, в бороде которых могло еще не быть ни одного седого волоса, многими воспринималось как надругательство. Женщины, к примеру, по адыгскому обычаю не имели прав наследования имущества, но могли вполне свободно общаться с посторонними мужчинами, даже принимать гостей в отстутствие мужа. Шариат же, устанавливаемый на подконтрольных сторонникам Мухаммеда Амина территориях, обязывал после смерти отца передавать часть наследства дочерям, но запрещал общение без исключительной необходимости между женщинами и неродными, за исключением, естественно, мужей, им мужчинами. Феодалы, оскорбленные потерей своих традиционных привилегий, могли иногда находить общий язык с наиболее консервативными ревнителями древних обычаев из простого народа, и этот союз, поддержанный и сторонниками Сефер-бей Зана – вождя, формально признанного общеадыгским лидером еще в начале активного наступления России на Западный Кавказ, составлял серьезную оппозицию Мухаммеду Амину и его сторонникам. Уже через год новое хасэ объявило о низложении Мухаммеда Амина, но последовавшее вскоре учащение российских экспедиций в горы побудило адыгов покаяться и снова признать наиба Шамиля своим вождем. как проходила кавказская войнаВозглавляемые им ополчения смогли в очередной раз остановить натиск на горы российских войск, что укрепило его положение. В конце концов Мухаммед Амин и его сторонники установили контроль над большинством горных и предгорных областей Западного Кавказа, включая всю Абадзехию (наиболее высокогорная часть Черкесии), земли убыхов (современный Сочинский район Краснодарского края) с побережьем Черного моря, часть земель племен натухайцев и шапсугов, часть Абхазии. Западную часть Черноморского побережья Кавказа с прилегающими горными районами сохранили за собой местные феодалы – сторонники активно опиравшегося на поддержку османского правительства Сефер-бей Зана. Попытка войск Мухаммеда Амина распространить власть наиба и исламское правление на эти области тоже окончилась неудачей: войска феодалов нанесли им поражение в битве на реке Туапсе.

На Восточном Кавказе продолжались активные боевые действия в районе русских кордонных линий. В 1849 г. М. Аргутинский-как воевал имам шамильДолгорукий возглавил экспедицию на аварское селение Чох со стороны русских позиций при горе Турчидаг в Южном Дагестане. Ожесточенный штурм, несмотря на то, что селение было практически обращено в руины сильными артиллерийскими обстрелами, успеха не принес, и экспедиция Аргутинского отступила. Вскоре войско Имамата во главе с наибом Аварии Хаджи-Муратом совершило ответный рейд в район Турчидага и дочиста разорило лояльное к России лакское селение Камаша; часть жителей была перебита, часть взята в плен или бежала, само село опустело. В 1850 г. армия Имамата повторила поход на Камашу, бывшую важным опорным пунктом России в горах Дагестана, но этот рейд был отражен русскими. В 1851 г. войска Шамиля понесли поражение от русской армии при очередной попытке захватить район Турчидага, и в том же году – в предгорьях Восточной Чечни при селении Автуры и на реке Мичик.

Активные разрушительные и кровопролитные военные действия на Северном Кавказе продолжались практически без перерывакак воевали горцы (затихая временами на одном участке фронта, но тут же вспыхивая на другом) уже свыше тридцати лет. У горских народов поколение за поколением вырастало в условиях постоянных военных тревог, порожденных военной разрухой нищеты и голода, в ненависти к России и всем, кто поддерживает российские власти. Прежде Кавказ тревожили в основном войска степных кочевников и крымских татар, которые плохо умели воевать в горах, а в долинах и степях задерживались лишь до тех пор, пока хватало корма для лошадей, после чего уходили. Поэтому даже в предшествовавшее Кавказской войне время, которое тоже не отличалось спокойствием, народы Северного Кавказа не испытывали такого тяжелого напряжения и имели больше времени для занятия хозяйством. Теперь же, когда от как шла кавказская ваойнавыстроенных у самой горной полосы русских укреплений исходила практически постоянная угроза, а экономическая блокада вынуждала потреблять урожай лишь с тех клочков земли, которые можно было вспахать в горных долинах, уже сама война становилась средством выживания: горцы нападали на российские укрепления, обозы, казачьи станицы не только как кавказская война повлияла на фольклорчтобы нанести противнику урон, но и чтобы завладеть продовольствием, захватывая мешки с зерном и скот. Каждая из многочисленных битв рождала новых героев, благодаря своей храбрости и уму приобретавших популярность в народе. Их имена и дела тут же увековечивались в пересказах и народных песнях: формировался целый эпос, отражавший драматизм заката кавказской независимости. И до наших дней в фольклоре народов Северного Кавказа дошло множество песен, описывающих как крупные битвы, так и отдельные эпизоды повседневного характера Кавказской войны, восхваляющие героев и проклинающие предателей. Чеченская песня о юноше, отправившемся на войну и погибшем в бою, построена в форме диалога между матерью и сыном:что говорит фольклор о кавказской войне

Аварская народная песня так говорит о наибе Хаджи-Мурате и его уходе из Имамата в результате ссоры с Шамилем:какие есть кавказские народные песни

Адыгская «Песня о разоружении» повествует о разорении российскими войсками селений по реке Ходзь в Закубанской Кабарде, отказавшихся сдавать оружие:

От Ходзи, проклятой Богом, о горе,

Восходит кровавый пар, о горе,

В день, когда обезоружили,

Женщины и дети заплакали, о горе.

Когда на солнце смотрим,

Ангелы на нас наступают.

Когда на землю взор опускаем,

Пролитая кровь, о горе, до икр доходит.

Когда оглядываемся назад,

То и жить больше не хочется.

Наши девушки с шелковистыми волосами

С пушкой сердитой «играют»,

Играя, вырастающих у нас детей,

Под шрапнель пушек бросать нас вынуждают.

В этот день наши жены

Стальными ножницами для нас саваны кроят.

На фоне бесконечных военных тревог, голода, насилия и горя происходило формирование нового менталитета горских народов, какой была кавказская войнаизменение картины социальной повседности у северокавказского коренного населения. Общая беда, необходимость объединенными силами противостоять опасности заставляло забывать о противоречиях и ссорах между разными народами и племенами, что получило наивысшее выражение в возникновении первого в истории объединенного государства разных кавказских народов – Имамата Шамиля. Сильно был подорван авторитет феодальной знати, интересы которой уже серьезно какую роль играл Ислам в Кавказской войнерасходились с интересами народного большинства. Сильно возросла роль религии, а именно Ислама, фактически предлагавшего готовую программу объединения народов и устранения всякого рода противоречий, да и, вообще, духовно поддерживавшего население в исключительно трудное и драматичное время. Возникновение сильной государственной власти в Имамате, жесткие меры по наведению внутреннего порядка на находившихся под его юрисдикцией территориях заставили горцев оставить такие древние обычаи, тормозившие их культурное и экономическое развитие, как взаимные набеги, кражи, разбои, пьянство. Власти Имамата стремились сделать все для распространения среди горцев знания исламского религиозного закона, поэтому всячески содействовали просвещению, грамотности населения. Государственная власть жесткими, но действенными мерами приучала горцев раскрывать свои лучшие качества, привитые традиционным кавказским воспитанием, и удерживать лишнюю гордость. Служение государству, участие в общем деле защиты независимости своей земли повышали социальную ответственность населения, готовность людей пожертвовать личными интересами на общественное благо в противовес старинному горскому быту, когда подчас каждая сельская община считала себя вольной и никому ничего не должной, а отдельный свободный мужчина воспринимал себя маленьким князем, живущим, как ему вздумается.как россия воевала с кавказом

Кавказская война была самым длительным вооруженным конфликтом не только в истории Кавказа, но и в истории России. К середине XIX в. она уже давно воспринималась как обыденная, неотъемлемая сторона жизни Российской империи. В среднем на ее фронтах погибало около 20 тыс. русских солдат, казаков и офицеров каждый год. И конца ей не было видно, наоборот, ее масштабы расширились, стратегическая инициатива склонялась то на одну, то на другую сторону. Назначение в действующую армию на Кавказ фактически было возведено в ранг уголовного наказания. В Кавказский корпус отправляли солдат – злостных нарушителей войсковой дисциплины, офицеров за различные преступления, особенно явную или кажущуюся нелояльность почему ехали служить на кавказцарскому режиму. В то же время многие молодые дворяне России сами охотно просились на службу на Кавказ: в погоне за чинами и наградами, которые там зарабатывали весьма быстро, или просто желая взглянуть на по тем временам экзотическую страну, разнообразить довольно ленивый быт русского правящего класса XIX столетия. Солдаты же, составлявшие большинство российского войскового контингента на Кавказе, набирались в армию по рекрутчине, в основном из крестьянского населения. До самого попадания на Кавказ они имели очень смутное о нем представление, если имели вообще: мир крестьянина ограничивался лишь его родной деревней, несколькими соседними и ближним городом, в который он периодически ездил на рынок или на заработки. Срок солдатской службы длился два десятка лет, т.е., взятый в армию рекрут был уже вынужден фактически посвятить ей всю жизнь, чаще всего прервав все связи с семьей, с родными краями. Солдаты как выходцы из низшего, непросвещенного сословия России жили традиционными патриархальными представлениями, менталитет их во многом формировался религией, мировоззрение – проповедями полковых священников. Попав на Кавказ, они были готовы всю жизнь провести на новой, не похожей на их родину земле, не задавались вопросом о справедливости своей судьбы и в самом деле, получив увечье в бою или отслужив положенный срок, на родину уже не возвращались, а селились в выстроенных при крепостях поселениях, выполняли работы штатского характера. У казаков же изначально вся жизнь была связана с войной, с что делали казаки в кавказской войневоинской службой. В этом отношении их менталитет совпадал с горским; уклонение от службы для казака считалось позором. В период Кавказской войны сражения с горцами стали фактически единственным фронтом, на котором задействовались казачьи части Кавказа. Казаки становились передовыми специалистами по тактике разведывательных и диверсионных действий в глубинеоткуда пошло выражение "ползать по-пластунски"откуда пошло выражение "ползать по-пластунски" горской территории, противостоянию горским рейдам и набегам. Широкую известность приобрел пехотный Пластунский полк на Кубани, специализировавшийся на разведке и захвате пленных, по сути, выполнявший функции современного спецназа ГРУ. От названия этого полка произошло распространенное выражение «ползать по-пластунски». Искусство казаков-пластунов в области своей специализации было непревзойденным: в кромешной темноте они без промаха как казаки воевали с горцамистреляли из не отличавшихся меткостью ружей того времени на звук. Кавказская война была тяжелым испытанием для населявших Кавказ казаков: они ежегодно тысячами гибли на фронте, их станицы и хутора в первую очередь подвергались разорительным набегам горцев. Вся жизнь их была пропитана войсковым духом, готовностью в любой момент в любом месте отразить нападение неприятеля. Как и сами горцы, казаки-мужчины не хоидил со двора никуда без оружия. В некоторых местах все полевые работы делались под защитой пушек. Однако царские власти щедро вознаграждали казаков за столь опасную службу, раздавая им в вечное безвозмездное пользование отвоеванные у горцев плодородные земли. Так казачьи станицы в большом количестве вырастали в Закубанье, в Кабарде, на правобережье Терека.

Если казаки и солдаты, вся жизнь которых была сама по себе связана с военной службой, мало задумывались о справедливости ведущихся военных действий, первым делом считали выполнение служебного долга, то в дворянской среде – в устах представителей самого просвещенного сословия России, все чаще начинала звучать критика царской политики на Кавказе. Так складывалась довольно парадоксальная ситуация: больше всего в Кавказской войне было заинтересовано высшее военное чиновничество, принадлежавшее к потомственному дворянству, и в то же время многие представители этого же класса ставили под сомнение ее справедливость. В отличие от большинства других сословий, русское дворянство уже было проникнуто идеями Просвещения, могло мыслить широко и критично. Если в прошлые века мировоззрение людей определялось больше религиозными догмами, и иноверец считался как бы «недочеловеком», землю которого можно прибрать к рукам насильно подобно тому как вытравить волков из леса, то просвещенные люди XIX в. уже задавались вопросом, а действительно ли на земле могут быть люди «второго сорта», и если ты будешь возмущен вторжением на твою землю, то почему так же кто-то не отреагирует на твое вторжение на его землю. Поэтому Кавказская война была, пожалуй, в истории России первой войной, по отношению к которой были предприняты попытки обелить ее в публичной печати, приведя ее цели в соответствии с идеями Просвещения. Хотя такие цели, как расширение пределов российского государства и приведение под руку императора новых подданных (то есть, типично колониалистские устремления), никогда не скрывались, высказывались и мнения о том, что присоединение горских земель к России служит на благо самим горцам. В частности, что намерениями царских властей является искоренение «разбойничьего образа жизни» и распространение просвещенности среди «диких народов». На самом деле горские общества, присягнувшие на верность России, царское командование вынуждало оказывать ему активную помощь в борьбе с «немирными горцами», в результате чего «мирные» общины уже не просто подвергались грабительским набегам, а ввязывались в кровавую войну против своих же соплеменников и порой терпели от тех истребительные разорения. Меры же по распространению просвещенности, грамотности среди горцев российские власти предпринимали очень незначительные, скорее, символические. Для детей «мирных горцев» при некоторых русских крепостях открывались начальные школы, но чаще всего посещать их могли лишь дети феодальной знати, так как в самой России с ее резким сословным разграничением общества излишняя образованность простого народа считалась злом. От войны и разорений же прежде всего страдал именно простой горский народ. Так, в 1853 г. военная администрация Черноморской береговой линии отказала в зачислении в военное училище выпускникам-отличникам школы для горцев Новороссийского укрепления Таитлю Тугузу, Кастемиру Кюуху, Осману Качеджи-оглу и Осману Удгоао, мотивируя тем, что согласно императорскому указу в военные училища принимаются «дети тех горцев, которые по своему происхождению равны русскому дворянству». Успешной социальной политике, которая могла бы содействовать лояльности к России горских общин, помешала элементарная классовая зашоренность военных чиновников Кавказского наместничества. Русский писатель и дипломат А. Грибоедов же назвал Кавказскую войну «борьбой горной и лесной свободы с барабанным просвещением».

Для простого народа России представление о Кавказе было чем-то отвлеченным, чуть ли не фантастическим. Крестьяне и городские обыватели просто не интересовались этим, так как их интересы Кавказская война не затрагивала. Солдаты посылались на Кавказ из общей массы рекрутов, а к рекрутским наборам податное население России было привычно со времен Петра I; обыкновенно новобранец посылался крестьянской общиной от определенного числа дворов (то есть, чаще всего это был человек, сам готовый посвятить жизнь армейской службе) или помещиком из числа разорившихся, не способных платить подати крепостных (то есть, это был человек, иначе обреченный влачить нищенское существование). Дворяне были освобождены от обязательной службы еще в XVIII в., но все же дворянский кодекс чести предписывал им не бояться военных тягот и опасностей на благо Вере, Государю и Отечеству. И тем не менее, десятилетиями не прекращающаяся война не могла не вызывать определенной усталости в среде достаточно по тому времени хорошо осведомленного о делах на южных рубежах страны высшего света. Командовать российскими войсками на Кавказе отправлялись из России молодые офицеры, которых, в отличие от рекрутов, ждали в родительском доме. Нередко офицер отправлялся в «горячую точку», едва достигнув возраста, с которого можно было по закону нести службу, то есть, в 17 – 18 лет. Матери дворянских семейств неохотно отпускали в эту командировку своих сыновей, так как конца войне не было видно, и следовало ожидать, что дети проведут в непривычном климате, среди постоянных военных опасностей, в кровавых боях несколько лет. За это время офицер запросто мог сложить голову где-нибудь в глухом ущелье среди неизвестных жителю России гор. Русский офицер, как правило, не боялся смерти в бою: сам наместник Кавказа М. Воронцов лично водил войска в атаку во русское офицерство на кавказевремя напоминавшей кровавую мясорубку Даргинской экспедиции. Однако по-настоящему кошмарной для него была мысль о попадании в плен горцам. Народам, чей уклад жизни был основан на полупервобытных традициях родоплеменной демократии, где княжеский дом отличался от дома простолюдина в основном лишь размерами, были чужды представления о дворянском достоинстве противника, об уважении к благородному происхождению вторгшегося на их землю чужака. Офицер русской армии для горцев был только врагом, причем особенно лютым: ведь именно офицеры вели войска на горские селения, именно они считались служащими самого российского императора, ввергнувшего Кавказ в огонь войны и море крови. Поэтому даже к пленным солдатам горцы, как правило, относились лучше, чем к офицерам. Офицер – русский дворянин, был для озлобленного народа олицетворением всех бед, причиненных войной. Был врагом, который вероломно нападал на селения, разрушал жилища артиллерийским обстрелом, сжигал посевы и поднимал на штыки детей. Русский офицер не боялся смерти, однако ждущие его в горском плену пытки, оковы, унизительные побои и издевательства простолюдинов «дикого народа» претили его дворянскому достоинству. Менталитет его был рассчитан на войну с европейскими армиями, где, как и в российской, дворянская честь, даже у офицеров противника, была неприкосновенной. В войне с горцами Кавказа офицер предпочитал застрелиться, чем попасть в плен.

Поскольку характер военных действий, которые вела русская армия на Кавказе, был несколько иным, нежели у большинства войн того времени, повседневность и уклад жизни в частях Кавказского корпуса тоже были в значительной мере своеобразны. В армейских подразделениях, дислоцировавшихся на Кавказе, не были столь выражены обычные для частей, дислоцировавшихся в глубине России, бессмысленная муштра и мелочно расписанный распорядок. Солдаты чувствовали себя более раскованно и свободно, реже подвергались жестоким наказаниям за малейшее нарушение, офицеры, которых разговорно в России называли «кавказцами», отличались простотой нравов и, часто, любовью к выпивке, снимавшей напряжение военных будней. Вопреки распространенному нынче убеждению, приезжавшие на кавказские курорты на отдых дворяне из российских центров часто недолюбливали служивших здесь офицеров, считая их грубоватыми и бестактными. Боевая жизнь не оставляла времени для изысканных манер, бессмысленных занятий и не имеющих стратегического значения плац-парадов. Да и российский войсковой контингент на Кавказе, состоявший в значительной мере из строптивых солдат и вольнодумствующих офицеров, а также казаков, о демократических традициях жизни которых нет нужды напоминать, было непросто загнать в строгие рамки государственных шаблонов николаевского времени.как жили русские на кавказе когда была война с горцами

как жили на кавказе в кавказскую войну

Возвращение линейных казаков с набега. Походная зарисовка участника Кавказской войны

Кавказская война оставила значительный след в русском творчестве XIX в. Ее темам посвящено много произведений классики. Например, поэма «Кавказский пленник» А. Пушкина и одноименная поэма М. Лермонтова, поэма М. Лермонтова «Измаил-бей» и его стихотворение «Валерик», повесть А. Бестужева-Марлинского «Аммалат-бек» и Л. Толстого «Казаки». Отзывом же на гибель на фронтах Кавказской войны большого числа молодых русских дворян стало ныне мало известное стихотворение П. Катенина «Кавказские горы», в которых Кавказ представлен в исключительно мрачном виде, и звучит завуалированная мысль о том, что этот край не имеет никакого значения для России, и русские люди, пытаясь его покорить, умирают ни за что:как русские раньше воспринимали кавказ

«Чугунный» николаевский устав о цензуре не пропустил это стихотворение в печать, и оно было опубликовано уже после смерти автора.

Помимо литературных произведений классики, Кавказская война, естественно, оставила след и в русском народном творчестве, так как солдатам и казакам всегда было свойственно занимать себя песнями собственного сочинения. Широко известная сегодня казачья песня «Любо, братцы, любо!» является литературно обработанной народной редакцией еще более старинной песни о войне с кавказскими ногайцами (конец XVIII в.), приспособленной к реалиям уже собственно Кавказской войны. Среди солдат же Кавказского корпуса была распространена песня «Взвейтесь, соколы, орлами», как бы символизирующая приспособление русского воина («сокола») к жизни и сражениям в другой стране (т.е., превращение в «орла»):о чем пели солдаты в кавказскую войну

мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

 

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

11 комментариев

  1. Выведение из запоя на дому

    Принципы гуманизма и дань уважения к праху безвинно убиенных требуют признания и осуждения акта геноцида черкесского народа, совершенного царским самодержавием в ходе Кавказской войны и в результате ее последствий.

  2. Смысл колонизации Кавказа со стороны Российской Империи, конечно, ясен: общедоступно показать свою силу и мощь и обезопасить границы государства. Об этом сейчас много материалов, и данная статья ничуть не хуже и не лучше других. Зато в данной работе достаточно много информации о биографии Мухаммеда Амина Асиялау, которую на просторах Интернета днем с огнем не сыщешь

  3. Почему не размещен мой отзыв?

  4. Всю жизнь друг другу глотки резали что бы главенствовать, а вы пишите мирные, добрые труженики. Да Вы вообще далеки от темы. И к стати не желаете откровенных комментариев, но это другая тема.

    Кто и от какой темы далек? А все комментарии по техническим причинам публикуются через некоторое время после отправки.admin

    • Влад, что значит ваш комментарий? Мы в драке участвуем или это обсуждения статьи, в которой изложены исторические факты? Админ, зачем размещаете пустые комментарии? Что здесь относится к теме сайта?
      А по теме выскажу свое мнение: Кавказ завоевывать России — это была необходимость укрепления границ, выхода к южным морям и прочее, что «положено по статусу» империям. А то, что разнородные племена плохо объединялись, так на Кавказе и сейчас каждый сам себе князь — менталитет, видите ли…)

      К сожалению, в наше время приходится учитывать низкую культуру общения многих людей. В комментарии, о котором Вы говорите, мы не нашли явных причин, по которым его не положено пропускать, поэтому решили опубликовать, но с оговоркой.admin

  5. Российская империя не стремилась просто увеличить размеры своих владений. Покорение Кавказа было вынужденной мерой, частично обезопасившей от Турецких нападок, которую все больше стала поддерживать Европа, в частности английские политические интриганы.

  6. Вот в статье пишется про русскую колонизацию и сопротивление ей. Вроде бы все правильно, сопротивляться колонизации — это правильно и хорошо, вопросов возникать не должно. Но с чего это вдруг Российская Империя решила колонизировать трудно доступные горные районы, пользы от которых ну вообще никакой? Нефти там кот наплакал, да и не нужна она тогда была, золота-брильянтов — тоже никаких. Может быть просто Петербург решил наглядно объяснить, что устраивать набеги на границы одной из сильнейших империй мира — нехорошо и может плохо кончится?

    • Россия опасалась что территорию Кавказа может использовать против нее Турция и завоеванием Кавказа хотела максимально отодвинуть от русских губерний границу с ней. Ну и еще теплый климат, удобный для виноделия и садоводства.

    • Согласен. В статье все красиво, Русские напали. А вот кавказцы на соседние племена и народы, не нападали. Совсем. Такие герои освободители. Как якуты.

  7. Это история религиозных войн на Кавказе, остановленных Самодержавием.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Обязательные для заполнения поля отмечены *

*

4 × два =